Григорьевский рудник генерала Токайшвили

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Григорьевский рудник генерала Токайшвили - каменноугольный рудник, работавший в начале ХХ века в районе деревни Григорьевка Гришинской волости Бахмутского уезда Екатеринославской губернии (современного села Разино Красноармейского района Донецкой области) и севернее, на левом берегу реки Казённый Торец.

Разведка и изучение участка месторождения угля в Григорьевке[править]

О наличии угля в данном районе было известно ещё в конце XVIII века, о чём засвидетельствовал горный инженер И.Бригонцов, изучавший по распоряжению Екатеринославского генерал-губернатора П.А.Зубова залежи угля в восточной части губернии. В своей рукописи «Руководство к познанию, разрабатыванию и употреблению каменного угля…» (Екатеринослав, 1795) инженер указывал: «находятся каменные уголья в Павлоградском уезде в… Экономической и ещё в другом месте на реке Грузской и Липовом буераке» [1]. Балки Грузская и Липовая, согласно данным карты Ф.Ф.Шуберта (60-е г.г. XIX века), находятся практически на равном удалении от деревни Григорьевка при реке Казённый Торец, - к югу и северу, соответственно [2].

Второй этап исследований недр Донецкого бассейна на предмет каменного угля начинается в 30-х г.г. XIX века. В 1839 году А.А.Анисимов обнаружил каменноугольные отложения в долине реки Казённый Торец, которые прослеживались вплоть до устья Грузской [1].

В 1863 году министр финансов М.Х.Рейтерн поручил генерал-лейтенанту корпуса горных инженеров академику Г.П.Гельмерсену и поручику вышеуказанного корпуса А.А.Носову (младшему) исследование надёжности месторождений угля в зоне тяготения к трассе проектируемой железной дороги Грушевка (район добычи антрацита, ныне – территория Ростовской области Российской Федерации) – Екатеринослав (Днепропетровск) в Донецком бассейне. В 1865 году капитан корпуса горных инженеров А.А.Носов (старший) и поручик А.А.Носов (младший) в своей работе «Результаты геогностического осмотра месторождений в западной части Донецкого каменноугольного бассейна» и на геологической карте отметили угольные пласты в районе Новоэкономического, Григорьевки [1].

Открытие рудника и первый уголь[править]

В начале ХХ века в имении «Григорьевка», в 15 верстах от станции Гришино, в Липовой балке, - в районе современного села Луначарское (в обиходе – Фёдоровка) был заложен каменноугольный рудник генерал-майора в отставке В.С.Токайшвили. Народная молва сохранила другое название данного рудника – «генеральская шахта» [1]. Выбор места для будущего рудника был произведен в 1906 году [3, c. 3], и в следующем году началось строительство первой шахты. В 1908 году журнал «Горно-заводской листок» поместил следующую новость: «Открытие нового рудника. При станции Гришино Екатерининской [железной] дороги в имении Григорьевка, принадлежащем генерал-майору В.С.Токайшвили, открыт каменноугольный рудник; отправка каменного угля от имени Токайшвили будет производиться с ноября [1908 года]» [4, с. 10801]. Впрочем, первые сведения о добыче угля на новом руднике датированы 1909 годом [5, с. 962].

В течение первого полугодия 1910 года на Григорьевском руднике генерал-майора В.С.Токайшвили (по данным горного надзора, владелицей рудника была супруга генерала Н.А.Токайшвили) было добыто 0,12 млн. пудов угля, за календарный год – 0,163 млн. пудов угля. В связи с недостаточной изученностью месторождения угля в Григорьевке, а также отсутствием адекватных подъездных путей (16 вёрст от станции Гришино), угледобыча на руднике колебалась. Добывающая способность рудника в 1911 году оценивалась в 2 млн. пудов (предполагалось открыть 3 шахты с суммарной производительностью до 2 млн. пудов).

Однако, производимые в 1911 году «в имени[и] генеральши [Н.А].Токай-Швили близ станции Гришино разведки не дали благоприятных результатов». В 1911 году рудник выдал всего лишь 0,096 млн. пудов угля, в первом полугодии 1912 года здесь было добыто уже 0,2 млн. пудов, а за аналогичный период 1913 года – всего лишь 0,13 млн. пудов (причём, за год добыча составила 0,15 млн. пудов). Добывающая способность рудника в 1912-1913 г.г. составляла лишь в 1 млн. пудов. Управляющим на руднике был С.Н.Богарников [5, с. 962; 6, с. 3; 7, c. 15; 8, c. 9; 9, c. 9; 10, c. 11; 11, с. 182-183; 12, с. 36; 13, с. 24-25].

Вопрос строительства новых подъездных путей[править]

Рудник имел гужевой подъездной путь к станции Гришино [13, с. 24-25]; расстояние от наиболее удалённой шахты к погрузочным площадкам станции составляло 15 вёрст [14]. Ежегодная добыча на руднике, при наиболее благоприятных условиях, составляла примерно 0,4 млн. пудов, из них только 0,1 млн. пудов угля поступало на погрузку в железнодорожные вагоны по станции Гришино, - остальное продавалось на месте [3, c. 3]. Отсутствие железнодорожных подъездных путей серьёзно ограничивало производственную мощность рудника. Низкая производительность единицы гужевого транспорта, высокая стоимость гужевой доставки, а также недостаточная надёжность грунтового подъездного пути (особенно в период весенней и осенней распутицы) вынудили генерала ходатайствовать о строительстве к руднику железнодорожного подъездного пути.

Ещё в 1911 году начальник Екатерининской железной дороги К.Н.Ванифантьев обратился в Особую Высшую комиссию при царском правительстве с предложением более детального изучения перспектив угледобычи в Западном Донбассе (Гришинском каменноугольном районе) и строительства здесь новых железных дорог. Среди одобренных Советом Съезда горнопромышленников юга России проектов новых подъездных путей значилась и Григорьевская подъездная линия протяжённостью 15 вёрст с примыканием к станции Гришино [14, 15]. В первую очередь, подъездной путь проектировался для обслуживания крестьянских копей и закладываемого крупного рудника на земле крестьян села Новоэкономическое [16]. В перспективе, Григорьевскую линию предполагалось продлить до станций Краматорская и Дружковка Южных железных дорог [14].

В 1912 году правление акционерного общества Северо-Донецкой железной дороги составило проект линии Краматорская – Гришино – Рутченково с ветвями на Дружковку, Казённоторское (ныне – село Октябрьское Добропольского района), Завидово (Завидо-Кудашёво), Волноваху. Проект участка железной дороги Краматорская (Дружковка) – Гришино был составлен в двух вариантах: через Золотой Колодезь и через Казённоторское. Последний вариант предполагал прохождение участка пути преимущественно по правому берегу реки Казённый Торец и пересечение водной преграды мостом северо-восточнее села Новоэкономическое. Однако, данный вариант пути был отклонён экспертом Совета Съезда горнопромышленников юга России Л.И.Лутугиным, поскольку участок от Краматорской до Гришино при данной альтернативе практически не проходил по угленосным отложениям [17, c. 3].

В 1912 году рудником на землях крестьян села Новоэкономическое завладело Донецко-Грушевское акционерное общество (упоминается также как «Грушевский антрацит») [1]. Для обеспечения бесперебойной работы рудника, новые владельцы к 1913 году проложили узкоколейку («дековилевский путь») от промплощадки до станции Гришино, а к 1914 году добились права на строительство вдоль узкоколейки ширококолейного подъездного пути (так называемая «Караковская подъездная ветвь») [3, c. 4]. Перспективы скорой реализации первоначального проекта Григорьевской подъездной линии рухнули, а строить новые подъездные пути с примыканием к конечной станции ветви Донецко-Грушевского общества генерал В.С.Токайшвили не считал целесообразным.

В конце 1913 года генерал ходатайствует через XXXVIII Съезд горнопромышленников юга России о строительстве ветви на Григорьевку с примыканием к Северным подъездным ветвям станции Гришино (из рассматриваемых проектов Северных ветвей, в конечном итоге, оказался реализованным лишь один – путь от станции Гришино до станции Доброполье) [18]. В первой половине 1914 года, когда был утверждён (в целом) проект железной дороги Рутченково – Гришино и Северных ветвей, генерал предлагает построить за счёт государства 4-х вёрстную ширококолейную подъездную ветвь от разъезда Сухецкий (в современном понимании – в районе предвходного светофора станции Родинская со стороны Мерцалово) строящейся ветви Гришино – Доброполье до границ имения «Григорьевка». На меже предусматривалось строительство сборной станции, где предполагалась погрузка угля и хлеба. К станции должны были примыкать подъездные пути к крестьянским и владельческим шахтам.

Однако было «разъяснено положение дел»: месторождение угля в районе Григорьевки было изучено недостаточно; качество угля, добываемого на руднике, не устраивало государство; объёмы добычи кустарных шахт в районе Григорьевки в 1913 году не были достаточными для строительства подъездного пути (который, в свою очередь, был призван именно увеличить угледобычу); расстояние от Сухецкого разъезда до имения «Григорьевка» было небольшим. В свою очередь, Министерство путей сообщения предложило вариант строительства указанной выше ветви за счёт государства, но при условии последующего возврата строительной стоимости генералом в казну, от чего В.С.Токайшвили отказался [19].

В поисках эффективного собственника[править]

В.С.Токайшвили в 1914 году продал свою шахту, при этом он продолжал арендовать имение «Григорьевка» для дальнейшей разработки недр. На Генеральской копи Алексеевского товарищества (1 шахта, 22 работника) в 1914 году было добыто 0,03 млн. пудов при добывающей способности 0,7 млн. пудов. [20, c. 26-27].

В 1915 году, согласно данным отчёта начальника горного управления Южной России, 124 рабочих Генеральской копи В.И.Алексеева (бывшей Алексеевского товарищества) добыли 0,25 млн. пудов угля при добывающей способности в 2 млн. пудов в год. «В имении жены генерал-майора A.[Н.]А.Токайшвили проходили шахты глубиной до 15 саженей, то есть до встречи с пластом каменного угля следующие предприниматели: Веркен Р.Ф., Давидов М.Л., Изус Д.И., Шинявский А.В., Шпунтов Е.Н., Шульман Н.М.» Землевладелец И.Д.Штагер «на собственной земле прошёл подъёмную и вентиляционную шахты, глубиной около 17 саженей», из которых 14 рабочими было выдано 7 тыс. пудов угля [21, c. 26-27, 54-55].

На Алексеевском (или Генеральском) руднике (бывший Григорьевский, В.С.Токайшвили) на 1916 год установили добывающую способность 2 млн. пудов в год, при этом предполагали в отчётном году добыть 1,5 млн. пудов угля. Для улучшения финансовых показателей работы горнодобывающего предприятия, во второй половине 1916 года было инициировано создание акционерного общества каменноугольных копей «Григорьевка-Гришино», о котором, равно как и о роли отставного генерал-майора В.С.Токайшвили в нём, а также о шахтах – будет более подробно сказано ниже [22, c. 21; 23].

Акционерное общество «Григорьевка-Гришино»[править]

В 1916 году для улучшения технико-экономических и финансовых показателей угледобычи в районе Григорьевки было инициировано, а летом 1917 года – создано акционерное общество каменноугольных копей «Григорьевка-Гришино», которое курировало вопросы разработки шахт как бывшего «генеральского рудника», так и копей соседних крестьянских обществ. Журнал «Горно-заводское дело» так охарактеризовал создаваемое в 1916 год акционерное общество: «для эксплуатации залежей каменного угля и других полезных ископаемых в принадлежащем А.Н.А.Токайшвили (супруга вышеуказанного отставного генерала) имении в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии и в других местностях для устроения и эксплуатации соответствующих промышленных заводов и для торговли. Основной капитал – 4 млн. рублей (40000 акций по 100 рублей)». В 1917 году Общество выкупило имение Григорьевка у некоего Дж. (И.И.) Симона [25; 26, л. 230-231].

Акционеры общества «Григорьевка-Гришино» (по состоянию на 1 ноября 1918 года): В.С.Токайшвили – директор общества (20000 акций); Московский промышленный банк (14690 акций); М.А.Бернштейн – директор общества (5000 акций); А.Я.Чемберс – директор, председатель Правления общества (50 акций); А.К.Касьянов – директор общества (50 акций); С.В.Гольденов – кандидат в директора (50 акций); В.А.Шандер – директор-распорядитель общества (50 акций); А.Э.Цывильский – кандидат в директора (50 акций); О.С.Бернштейн – юрисконсульт (10 акций); С.А.Соколов – бухгалтер общества (10 акций); Н.Н.Гребенщиков – член ревизионной комиссии (10 акций); А.И.Николаев (10 акций); Г.А.Паппе – член ревизионной комиссии (10 акций); М.И.Неменский – член ревизионной комиссии (10 акций). Кроме того, в Правлении акционерного общества каменноугольных копей «Григорьевка-Гришино», которое находилось в Москве, среди служащих числились: Е.С. и К.С. Острогорские; А.Я.Владимиров; К.Я. и Н.Я.Табалюк; В.Ф.Максимова; К.Я.Плодовский; А.Я.Енгалычева; А.Ненахова; Ф.И.Киселёв; С.И.Соколов – член ревизионной комиссии. Большинство членов и служащих Правления акционерного общества имели Московскую прописку. Исключение составлял В.С.Токайшвили, проживающий в начале 1918 года в г. Ростов-на-Дону, - в гостинице «Палас-Отель».

В годы существования акционерного общества каменноугольных копей «Григорьевка-Гришино», делами непосредственно на руднике заведовал управляющий копями Л.А.Рабинович. Управление рудником акционерного общества находилось в посёлке станции Гришино [26, л. 55, 92, 141, 215, 229].

В 1915-1916 г.г. арендатором имения, а затем – Правлением общества были заключены договоры с Р.Ф.Веркеном, Н.П.Шульманом, А.В.Шинявским, Каминскими, Мовергозом (Мовергозе), В.И.Алексеевым, упоминаемым выше знаменитым кустарём А.П.Евтуховым и М.Л.Давидовым (последнему были переданы дела А.П.Евтухова по истечении срока действия договора), а также – с Д.И.Иеусом (Изусом), Е.Н.Шпунтовым (Шпунтом, Шпунтовичем), Рыбкиным, Пеняевым [23, с. 55; 26, л. 17-20, 118, 119].

Риторика вокруг Григорьевского рудника и подъездного пути в 1915-1917 г.г.[править]

Шахты «генеральского рудника» и соседних крестьянских копей разрабатывали тощие угли [26, л. 27]. В.С.Токайшвили на заседании XL съезда горнопромышленников юга России характеризовал месторождение угля в имении «Григорьевка» следующим образом: «В Гришинском районе в глубокой балке залегает пласт в 16 четвертей. На геологической карте свита эта не показана; она не нанесена профессором Гуровым вовсе. Но оказывается, что эта свита представляет границу знаменитой в Донецком бассейне котловины. Вся свита не открыта, потому что она покрыта наносным слоем в 15 саженей…» [27, c. 119].

В документах XLI съезда горнопромышленников юга России замечено: «Ветвь от разъезда Сухецкое линии Гришино – Доброполье до имения генерала [В.С].Токайшвили Григорьевка. Ветвь эта протяжением 4 версты имеет целью соединить Григорьевское каменноугольное месторождение с линией Доброполье – Гришино Екатерининской железной дороги.

В имении генерала [В.С].Токайшвили и на земле соседних крестьян залегает свита пластов угля хорошего качества, эксплуатация которых получит осуществление лишь при условии, если это месторождение будет связано с железной дорогой подъездным путём. По проектируемой ветви может быть вывезено в первый же год 5-6 млн. пудов угля». – «… уголь генерала [В.С].Токайшвили – 4 млн. пудов в год и крестьянских шахт – 2 млн. пудов в год.

Разрабатываемые в имении генерала [В.С].Токайшвили угли относятся к разряду пламенных углей с содержанием летучих веществ свыше 30 %, чем характеризуются вообще угли Гришинского месторождения. Угли этого района имеют распространение на рынке в качестве паровичных, отличаются довольно высокой теплопроизводительностью и выгодны для потребления по своему географическому положению в виду близости к рынкам потребления (замая западная часть Донецкого бассейна». - «Кроме угля по этой ветви будет вывозиться также хлеб». [28, c. 16, 22].

В 1915-1916 г.г. в стране начался «угольный голод». Дальнейшие отказы Министерства путей сообщения в проведении подъездных путей к шахтам, в продукции которых страна крайне нуждалась, даже с указанием на «низкое качество» угля, разрабатываемого шахтами, выглядели абсурдными.

По этому поводу генерал В.С.Токайшвили в категоричной форме высказался на XL Съезде горнопромышленников юга России: «Я хлопотал, чтобы провели 4 версты [от Сухецкого разъезда до Григорьевки] с тем, что если я выхлопочу эту линию, то поделюсь [ею] с крестьянами. Съезд отнёсся сочувственно к нашему ходатайству, за что я должен поблагодарить Н.Ф.Дитмара и покойного Н.С.Авдакова. Действительно, это ходатайство было признано справедливым, и Съезд внёс его, но оно не было защищено. Съезд подтвердил ходатайство на другой год, [но] я до сих пор не знаю, будут ли эти 4 версты проведены. Теперь я прошу подтвердить ходатайство и чтобы дали ответ, почему задерживается ходатайство. Необходимо указать, что задержка [строительства] питательных ветвей задержала вывоз 5 млн. пудов угля… «Грушевский Антрацит» имеет себе заступника в лице Азиатского банка. Там поехали представители – и всё готово. А мы избираем существующий порядок – обращаемся к Съезду…» [27, c. 119].

Кроме того, генерал указал на другие причины «угольного голода»: отсутствие чёткого плана перевозки грузов и адекватной поддержки отечественного мелкого и среднего горнопромышленника со стороны государства [27, c. 118-120].

Работа рудника в 1918 году[править]

Вопрос о подъездных путях к руднику оставался открытым: единственной «артерией» оставалась грунтовка на станцию Гришино, которая в весеннюю и осеннюю распутицу, а иногда – зимой (вследствие заносов, - как, например, в январе 1918 года) становилась непроезжей. Правление общества настоятельно рекомендовало новому управляющему копями Л.А.Рабиновичу воздержаться от расширения работ по добыче угля на руднике, по крайней мере, до открытия Сухецкого разъезда для приёма угля. О строительстве подъездного пути за счёт госказны в 1918 году речь уже не шла – политическая ситуация в стране изменилась в худшую стророну. Заводы в Краматорске, Дружковке, Константиновке не работали, и управляющему оставалось надеяться на сбыт угля лишь окрестным паровым мельницам. Телефонные провода на Александровск, Лозовую, Синельниково, Шухтаново (ныне – станция Красный Лиман) были оборваны, и зимой 1918 года на 3 недели рудник оказался в полной изоляции [26, л. 20, 26, 43, 44].

Поскольку вопрос о строительстве указанного выше подъездного пути положительно не решался, развитие горных работ, рост угледобычи на руднике, да и дальнейшая судьба рудника, были категориями туманными, скорее гипотетическими, нежели реальными.

Открытие Сухецкого разъезда для приёма угля было запланировано на весну 1918 года, однако до этого времени руднику нужно было ещё продержаться! А ситуация оставалась критической: в связи с отсутствием в Григорьевке пленных, а также местных крестьян, желающих работать на шахтах, в феврале 1918 года закрылась шахта Веркена (весной её затопили). Едва работали шахты № 1 (бывшая Шинянского), № 2 (бывшая Мовергоза) и Калинского. Л.А.Рабинович предлагал, не увеличивая угледобычу, провести подготовительные работы, дабы весной, реанимировав угледобычу на руднике, уже подать топливо на вновь открытый для приёма угля Сухецкий разъезд. Дабы сбыть излишние «запасы» угля на промплощадке рудника, управляющий предлагал отвезти весь уже оплаченный потребителями уголь на станцию Мерцалово, но поддержки в Правлении акционерного общества «Григорьевка-Гришино» он в решении данного вопроса не нашёл [26, л. 99, 100].

Фрагмент плана горных работ на шахте № 1-2 Григорьевского рудника на начало 1918 года - [1]

Отношения управляющего копями с революционными властями не складывались. Л.А.Рабинович описывает период января-февраля 1918 года так: «Отношения с окрестными крестьянами были гораздо хуже, чем с рабочими.

Я уже сообщал Вам (Правлению, - прим.), что крестьяне продолжают держаться мнения, что наше предприятие – «генеральское», а поэтому Михайловский сход (современное село Бойковка Добропольского района, – прим.) потребовал выдачи ему имущества, которое перешло к нам от генерала, в том числе лошадей. С помощью Гришинского совета удалось это дело уладить.

Затем Бахмутский земельный комитет разделил наше имение на две части: от южной межи до Липовой балки отдал новообразованной Караковской (Новоэкономической, - прим.) волости, а остальную часть оставил в прежней Шаховской (Казённо-Торской, - прим.).

В Липовой балке есть небольшой лес, его часть вырублена крестьянами, когда же я распорядился вырубить для рудника несколько стоек, Караковский революционный комитет потребовал меня для объяснений.

К счастью, это случилось за несколько дней до прибытия немецких войск, и разговоров с Караковским комитетом мне удалось избежать» [26, л. 150].

В связи с возобновлением боевых действий между самопровозглашённой Российской республикой и австро-немецкими войсками, с наступлением последних, в марте 1918 года район Гришино оказался отрезанным от Москвы, Харькова, Екатеринославом (например, поезда между Чаплино и Синельниково не ходили). Такое положение дел сохранялось до прихода австро-немецких войск в Гришино. После смены власти, цены на Донецкий уголь резко взлетели вверх; активизировался и управляющий копями «Григорьевского рудника» Л.А.Рабинович, который настаивал на отправке в ближайшее время имеющегося на промплощадке рудника угля на станцию Мерцалово или Сухецкий разъезд, - в случае открытия последнего для приёма угля. Действительно, без открытия Сухецкого разъезда дальнейшее развитие горных работ на руднике ставилось под угрозу. Доставка угля гужём на станцию Мерцалово (без учёта стоимости хранения погрузки его на станции) обходилась бы руднику в 25-30 копеек за пуд, на Сухецкий разъезд – 15-20 копеек за пуд при себестоимости 50-60 копеек за пуд. Предприятия «Монотопа» принимали уголь в мае 1918 года за 1,33-1,6 рублей. Вариант отправки угля по-старинке, - через Гришино, не рассматривался в связи с удалённостью последней [26, л. 149-151, 153].

Между тем, по совету члена Правления общества «Григорьевка-Гришино» А.К.Касьянова, Л.А.Рабинович запланировал открытие новой шахты глубиной 25 саженей с добывающей способностью в 4 млн. пудов южнее старой шахты Мовергоза. Предусматривалась сбойка бремсберга новой шахты с уклоном шахты Мовергоза; на уклоне предусматривалось сооружение бесконечной откатки. В случае провала данного проекта, предлагалось открыть новую шахту севернее копи Давыдова. Для удешевления стоимости добываемого угля, управляющий предложил построить от промплощадки рудника до Сухецкого разъезда рудничную узкоколейку с конной тягой (благо, лошадей крестьяне из Михайловки так и не забрали) протяжённостью около 7 вёрст. Подвоз угля по узкоколейке обходился бы руднику в 6-7 копеек за пуд! Для транспортировки угля требовалось до 25 вагонеток. Управляющий затребовал на строительство узкоколейки 150 тыс. рублей, на открытие Сухецкого разъезда для приёма угля (с учётом непредвиденных расходов) – 20 тыс. рублей [26, л. 151, 153].

Ответ Правления, находящегося в Москве, был вполне предсказуем: в связи с трудностями сообщения между Москвой и Гришино, до заключения мира между Российской республикой, с одной стороны, с Германией и Австро-Венгрией – с другой, управляющему Л.А.Рабиновичу была дана полная свобода действий. Средства на реализацию своих замыслов Л.А.Рабиновичу рекомендовали извлекать от реализации 350 тыс. пудов угля, залежавшегося на промплощадке рудника. По оценкам Правления, от их реализации можно было получить 400 тыс. рублей, правда о том, куда и как отправлять уголь, и с каких денег платить зарплату рабочим и служащим – не указали. «Мы надеемся, что Вы, до постройки [рудничной узкоколейки], сможете использовать представившиеся выгодные случаи и будете продавать уголь со склада, отправляя его другими способами». Для удешевления строительства узкоколейки, учитывая временный характер последней, предлагалось использовать лёгкие рудничные рельсы. Бывшие в употреблении, что ли? Но больше всего в этом ответе вызывает удивление поучительный тон, с которым Правление указывает опытному управленцу на то, что он должен делать в условиях отсутствия рабочих, нулевой продажи угля и транспортного коллапса, который акционерное общество, якобы намеревалось преодолеть [26, л. 165-166]!

При строительстве узкоколейки и закладке новых шахт было предложено руководствоваться соображениями, что вскоре между станциями Краматорская и Сухецким разъездом будет построена новая железная дорога Краматорская – Гришино – Мариуполь, а в непосредственной близости к имению Григорьевка на новой железной дороге откроется станция Паровичная (вероятно, от названия «паровичных» углей) [26, л. 166, 172, 173]. К сожалению, разговоры о скором строительстве железной дороги так и остались разговорами…

И, напоследок, о жилье для работников рудника. Процитируем текст письма управляющего копями Л.А.Рабиновича в адрес Правления общества от 5 мая 1918 года: «Вопрос помещений для служащих и рабочих стоит на руднике чрезвычайно остро.

Имеющиеся постройки все заняты арендаторами, и на скорое освобождение их не приходится рассчитывать.

Рабочие живут, главным образом, в соседних деревнях, служащие – в бывшем доме Мовергоза.

Дальнейшее пребывание зимой служащих в этом доме немыслимо, так как прежде всего он очень мал, а во-вторых, в нём зимою очень холодно. Ремонтировать его, всё-равно, что строить новый.

В здании, принадлежавшем Шинянскому, помещается конторка, лавка, амбулатория и небольшой склад.

Таким образом, даже если не приступать к проходке новых шахт, а ограничится уже действующими, всё равно нужно строить квартиры, так как ни один серьёзный служащий не будет жить в существующих помещениях.

Особенно много жилых построек для новых шахт, по-видимому, пока не придётся строить, так как многие рабочие будут жить в деревнях, - преимущественно в Григорьевке и Караково; необходимы лишь главным образом помещения для квалифицированных рабочих, как то слесарей, кузнецов и т.п., а также для служащих.

Намечается следующая строительная программа на лето:

1) если новые шахты не проходят:

1 казарма восьмиквартирная… и

1 дом в 4 квартиры;

2) если новые шахты проходят:

2 казармы восьмиквартирные..,

2 дома по 4 квартиры..,

1 материальный склад и мастерские..,

1 контора…

Строить предполагается из бутового камня н[едействующего] карьера на известковом растворе, крыша – железная, так как местная черепица дорога и плоха» [26, л. 152-153].

Дальнейшая судьба Григорьевского рудника[править]

В первые годы Советской власти копи бывшего Генеральского рудника были переданы Гришинскому (Северному) кусту, а затем – совхозу «Горняк» № 2 (с конца 50-х г.г. – «Добропольский») в посёлке Светлое для снабжения хозяйственных комплексов и жилых домов углём. Устья шахтных стволов севернее и южнее хутора Фёдоровка, а также между хутором Фёдоровка и деревней Разино указаны на картах 30-х (например, советская склейка Генштаба, используемая в годы Великой Отечественной войны, с указанием 7 шахтных стволов), 40-х (немецкая карта со стволами между Фёдоровкой и Разино, а также Фёдоровкой и Суворово) и даже – 50-х г.г. ХХ века (американская карта, - ствол между Фёдоровкой и Разино) [29].

Список источников:

1. Луковенко С.П. Они были первыми. Очерки из истории Гришинского каменноугольного района 1795-1917 г.г. – Красноармейск, 2008. – 61 с.

2. Карты Ф.Ф.Шуберта на сайте http://militarymap.narod.ru/

3. Проект Караковской железнодорожной ветви общего пользования от ст. Гришино Екатерининской железной дороги к каменноугольным копям Донецко-Грушевского акционерного общества. – СПб., 1913. – 7 с.

4. Местные известия // Горно-заводской листок, № 119. 1908. – с. 10801.

5. Список фабрик и заводов России. 1910 г. / По официальным данным фабричного, податного и горного надзора. – М. – СПб. – Варшава, [1910]. – 1034 с.

6. Ведомость № 7-й о количестве минерального топлива, отправленного с копей, расположенных по Курско-Харьковско-Азовской, Донецкой и Екатерининской железным дорогам за время с 1-го сентября 1889 года по 1-е сентября 1890 года // Труды XV Съезда горнопромышленников юга России, бывшего в г. Харькове с 1-го по 14-е ноября 1890 года. – I часть (отчёты, протоколы и доклады). – Х., 1891.

7. Приложение II к докладу о современном положении каменноугольной промышленности. Сведения о добывающей способности и предполагаемой производительности каменноугольных и антрацитовых копей Донецкого бассейна на 1912 год // Труды XXXVI Съезда горнопромышленников юга России (20 ноября – 4 декабря 1911 года). – Т. I. – Х., 1912.

8. Приложение VII к докладу о современном положении каменноугольной промышленности. Сведения о добывающей способности и предполагаемой производительности каменноугольных и антрацитовых копей Донецкого бассейна на 1911 год // Труды XXXV Съезда горнопромышленников юга России (23-го ноября – 9-го декабря 1910 года). – Т. I. Ч. I. – Х., 1911.

9. Приложение III к докладу о современном положении каменноугольной промышленности. Сведения о добывающей способности и предполагаемой производительности каменноугольных и антрацитовых копей Донецкого бассейна на 1913 год / По заключению комиссии: каменноугольной, под председательством Н.С.Авдакова, и антрацитовой – А.Е.Ландсберга. – Х., 1912 // Труды XXXVII Съезда горнопромышленников юга России. – Т. I. – Х., 1913.

10. К докладу по IIа вопросу о современном положении каменноугольной промышленности. Сведения о добывающей способности и предполагаемой производительности каменноугольных и антрацитовых копей Донецкого бассейна на 1914 год / По заключению каменнокгольной комиссии, под председательством Н.С.Авдакова, и антрацитовой – А.Е.Ландсберга. – Х., 1913 // Труды XXXVIII Съезда горнопромышленников юга России. – Т. I. – Х., 1914.

11. Отчёт начальника Горного управления Южной России за 1910 год. – Екатеринослав, 1911. – 341 с.

12. Отчёт начальника Горного управления Южной России за 1911 год. – Екатеринослав, 1912. – 108 с.

13. Отчёт начальника Горного управления Южной России за 1913 год. – Екатеринослав, 1914. – 329 с.

14. Мартыненко В. В Западном Донбассе // Железнодорожник Донбасса, № 98 (6987), 23.08.1977.

15. О подъездных путях общего пользования / Доклад Совета Съезда по железнодорожному вопросу // Труды XXXVI Съезда горнопромышленников юга России (20-го ноября – 4-го декабря 1911 года). – Т. I. – Х., 1912. – с. 48-52.

16. Луковенко С.П. Упущенный шанс // Маяк, № 12 (14311), 21.03.2013.

17. Лутугин Л.И. Записка о железнодорожных путях для обслуживания Гришинского угленосного района Донецкого бассейна // VII. Доклад Совета Съезда по железнодорожным вопросам / Труды XXXVIII Съезда горнопромышленников юга России. – Х., 1914. – с. 2-5.

18. О снабжении железнодорожными путями Гришинского района // VII. Доклад Совета Съезда по железнодорожным вопросам / Труды XXXVIII Съезда горнопромышленников юга России. – Х., 1914. – с. 24-26.

19. Хроника Совета Съезда горнопромышленников юга России // Горно-заводское дело, № 41. 1914. – с. 9784-9785.

20. Отчёт начальника горного управления Южной России за 1914 год. – Екатеринослав, 1915. – 425 с.

21. Отчёт Совета Съезда XXXX Съезду горнопромышленников юга России за 1914-1915 отчётный год. – Х., 1915.

22. Циркуляры Главного Штаба за 1915 год. – http://www.gen-volga.ru/biblio/b-1915.htm

23. Война и промышленность / Пути сообщения // Горно-заводское дело, № 28. 1916.

24. Хроника акционерного дела (из «Торгово-промышленной газеты») / Организующиеся компании // Горно-заводское дело, № 35. 1916. – с. 14168.

25. Правление акционерного общества каменноугольных копей «Григорьевка-Гришино» // Государственный архив Донецкой области, фонд № 184, опись № 1, дело № 1.

26. Труды XL Съезда горнопромышленников юга России. – Т. III. Стенографические отчёты заседаний XL Съезда горнопромышленников юга России. – Х., 1916.

27. Труды XL Съезда горнопромышленников юга России. – Т. III. Стенографические отчёты заседаний XL Съезда горнопромышленников юга России. – Х., 1916.

28. Доклад Совета Съезда по железнодорожным вопросам // Труды XLI Съезда горнопромышленников юга России. – Т. I. – Х., 1917.

29. Материалы интернет-форума газеты «Поиск». – http://forum.gp.dn.ua/