Восстановление угольной промышленности Ворошиловградской области (1943-1945)

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Луганская (Ворошиловградская) область как самостоятельная территориально-административная единица была создана 3 июня 1938 года. Уже через три года, накануне Великой Отечественной войны, ее топливная промышленность давала значительную долю как республиканской, так и общесоюзной добычи угля, а на шахтах области широко применялись прогрессивные методы угледобычи. Во время оккупации господство немцев в основной части Луганской области было непродолжительным, всего 6-8 месяцев, но и за это время они нанесли хозяйству края убытков на сумму свыше 17 млрд руб. Только в угольной промышленности было разрушено 314 шахт союзного и 213 местного подчинения, дающих почти 40 млн тонн угля ежегодно, сожжено и разрушено 2558 производственных сооружений, 4760 жилых домов.

Восстановление угольной промышленности Донбасса явилась одной из первостепенных хозяйственных и военно-политических задач для всей страны. Целенаправленная подготовка к восстановлению угольной промышленности региона началась еще во время оборонительных боев 1942 года, когда Украина находилась в оккупации. Уже в это время отраслевые наркоматы вместе с учеными Академии наук активно разрабатывали конкретные меры по возобновления работы предприятий угольной промышленности, было создано и развернуло активную деятельность Бюро по составлению Генерального плана восстановления каменноугольного Донбасса на главе с академиком А. Н. Терпигоревым. Конструкторским бюро в сотрудничестве с заводами горного машиностроения было поручено разработать и изготовить образцы нового типа насосов, подъемных машин и других видов оборудование для шахт, подлежащих восстановлению. Все это требовало больших капиталовложений. Лишь на четвертый квартал 1943 общий объем работ и затрат на восстановление шахт, заводов, жилья в Луганской и Донецкой областях должен был составить 200 млн руб.

22 февраля 1943 года, через неделю после освобождения Ворошиловграда, Государственный Комитет Обороны принял постановление «О восстановление угольных шахт Донбасса», которое обязывало Наркомат угольной промышленности СССР принять немедленные меры для возобновления работы наименее разрушенных шахт и промышленных предприятий в освобожденных районах Ворошиловградской, Сталинской и Ростовской областей. Вскоре было создано Главное управление по восстановления угольных шахт Донбасса при Наркомате угольной промышленности СССР, на которое непосредственно возлагалось хозяйственное и техническое руководство этой работой. Возобновлялась деятельность двух комбинатов — «Ворошиловградуголь» и «Сталинуголь», объединявших соответственно шахты Ворошиловградской и Сталинской областей. Предусматривались меры для обеспечения Донбасса квалифицированной рабочей силой, инженерно-техническими работниками, оборудованием, продовольствием.

26 октября 1943 Государственный Комитет Обороны вынес решение «О первоочередных мерах восстановления угольной промышленности Донецкого бассейна». В первую очередь, предполагалось отстроить 120 основных шахт с довоенным добычей угля в 90 тыс. т в сутки, а в IV квартале необходимо было восстановить или построить неподалеку от железных дорог 400 малых шахт с общей добычей 20 тыс. т угля на сутки. К концу 1943 года предполагалось довести суточную добычу угля до 40 тыс. т. Чтобы обеспечить шахты необходимым оборудованием и создать для них ремонтную базу, планировалось восстановить в течение IV квартала 1943 года и I квартала 1944 года 11 заводов угольного машиностроения, в частности, Ворошиловградский им. А. Я. Пархоменко и Варваропольський.

К маю 1943 г. в Ворошиловградской области работали тресты «Краснодонуголь», «Фрунзеуголь», «Боковоантрацит», «Ворошиловградуголь» и Кременское шахтоуправления, которые объединяли 52 шахты с суточной добычей 3 тыс. т угля, или 87 тыс. т в месяц. Наибольшая добыча была у треста «Фрунзеуголь» — 26406 т в месяц (117,4 % плана), наименьшая — у Кременского шахтоуправления — 950 т (46,8 % запланированного).

На начало июня 1943 года на комбинате «Ворошиловградуголь» работало 17527 рабочих, непосредственно по добыче — лишь 7579 чел., на поверхности почти в полтора раза больше — 9948 чел. Такое несоответствие объяснялась отсутствием механизации и ответственными работами на поверхности. Понимая, что повысить производительность труда шахтеров лишь путем нравственного поощрения и увеличением норм добычи невозможно, руководство Наркомата угольной промышленности вынуждено было применить и материальное стимулирование. Уже с 1 мая 1943 года на шахтах комбината «Ворошиловградуголь» тарифные ставки забойщиков были увеличены с 18,6 до 40 руб., вагонщиков, саночников, выборщиков породы — с 13 до 20 руб. соответственно.

Значительно ограничивала эксплуатационные возможности отстроенных и новых шахт, особенно малых, отсутствие энергетической базы. Из 52 шахт только 4 (или 8 %) имели электрические подъемники, на всех других подъема и спуск осуществлялся за счет лошадиной тяги. Большой была и текучесть кадров. За май 1943 самовольно оставили место работы 715 работников. Главными причинами «производственного дезертирства» были не столько тяжелые условия труда и небольшая заработная плата, как отсутствие бытовых условий.
Ситуация обострилась весной, когда по решению бюро Ворошиловградского обкома КП(б)У в угольную промышленность было мобилизовано 10 тыс. рабочих, в основном, женщин, большинство из которых прибывало вместе с детьми. Прежде всего, они требовали обеспечить детей местами в детских садах и яслях, которых вообще по комбината насчитывалось лишь 12 и те не обеспечивались продуктами питания.
Сказывались и недостатки технического обеспечения — недостаточное количество крепежного леса, взрывчатки, зажигательных шнуров и т. д. Главными причинами неудовлетворительного состояния восстановления шахт области, как часто бывало в те времена, объявили «скрытое вредительство» и недостатки в кадровой работе, мотивируя это тем, что «отбор и расстановка руководящих кадров непосредственно влияют на развитие угольной промышленности».

Через полгода, на конец ноября 1943 года, несмотря на предпринимаемые меры, ситуация никак не изменилась — количество отстроенных шахт не увеличилась (по-прежнему работало 8 крупных и 146 малых). Отчасти это объяснялось объективной причиной. В августе-сентябре 1943 года войсками Юго-Западного и Южного фронтов была проведена Донбасская наступательная операция, в результате которой была освобождена Сталинская (Донецкая) область, где сосредоточивалась основная часть угольной промышленности Донбасса. Поэтому с осени 1943 года для срочного обеспечения работы шахт Донбасса большинство денежных и материальных ресурсов, а также трудовых резервов было направлено в Сталинскую область, а обеспечение комбината «Ворошиловградуголь» некоторое время не увеличивалось. Наряду с перечисленными проблемами на первое место вставала также проблема нехватки квалифицированных кадров и рост текучести рабочих. В связи с этим, повышение удельного веса квалифицированных рабочих предполагалось обеспечить:

  • Созданием при трестах, шахтах и ​​заводах сети учебных курсов, на которых должны подготовить лишь в IV квартале 1943 забойщиков — 5 тыс. чел., проходчиков — 3 тыс. чел., бурильщиков — 1 тыс. чел., монтажников — 200 чел., рабочих различных строительных специальностей — 1800 чел.;
  • Восстановлением и организацией в области сети школ ФЗО угольщиков и ремесленных училищ на базе шахт и предприятий Наркомугля с контингентом учащихся по ФЗО 13500 чел. и по ремесленным училищам — 2800 чел.

Проблему нехватки рабочей силы предполагалось решить привычным путем — провести очередную мобилизацию и довести количество рабочих комбината «Ворошиловградуголь» до 104 тысяч, из них непосредственно привлечь к добыче, вывозу, погрузке угля 49 тыс., восстановлению шахт, жилья и заводов — 55 тыс., то есть, по сравнению с июнем месяцем, увеличение количества рабочих предполагалось почти в 5 раз. Помня о проблеме с текучестью кадров, связанную с крайне неудовлетворительными социально-бытовыми условиями, первый секретарь Ворошиловградского обкома КП(б)У предложил, кроме привычных и обязательных в то время мероприятий («Массовое социалистическое соревнование, личные обязательства, решительная борьба с нарушителями трудовой дисциплины, дезертирами и дезорганизаторами производства»), обязать лично начальника комбината «Ворошиловградуголь» Поченкова, руководителей трестов и директоров шахт отстроить до конца IV квартала 1943 30 тыс. м2 жилых и коммунально-бытовых зданий, а к 1 апреля 1944 еще 55 тыс. м2 жилья.
Предусматривались и меры материального стимулирования — введение аккордной оплаты труда для рабочих и премирования инженерно-технических работников от 0,5 до 3 размеров должностного оклада. Но как показала проверка, проведенная через год, в декабре 1944 года, почти ничего из намеченного не было выполнено. За весь 1944 для работы на шахтах комбината «Ворошиловградуголь» прибыло рабочих по мобилизации, вернувшихся из эвакуации, демобилизованных из рядов армии только 67998 чел., вместо запланированных 87 тыс., а дезертировало 16856 чел., выбыло по состоянию здоровья 4570 чел. (почти треть прибывших). Такое массовое дезертирство было следствием, прежде всего, плохих жилищно-бытовых условий и выступало причиной срыва плана восстановления отдельных шахт. Так, по тресту «Первомайскуголь» на конец года не были выполнены планы восстановления таких основных шахт, как «Гидро-Иван», «Гигант-Альберт», № 4/5. Показательно, что именно на этих шахтах были и худшие бытовые условия.

Пытаясь любым путем ликвидировать нехватку рабочей силы на шахтах комбината «Ворошиловградуголь», как и на других промышленных предприятиях, широко применяли принудительный труд военнопленных. На Луганщине в 1944—1949 годах располагалось 6 лагерей военнопленных, (в общей сложности 80 лагерных отделений), сосредоточенных вблизи основных и средних шахт. Производственные задачи для этих лагерей ежемесячно увеличивались на 25-30 %, а условия содержания совершенно не соответствовали «Временному положению о лагерях военнопленных» и постановлению Совнаркома № 1798—800с о санитарном и медицинском обслуживание военнопленных. Иногда дела становились настолько невыносимы, что требовалось вмешательства военной прокуратуры.
В докладной записке от 30 апреля 1948 года на имя военного прокурора войск НКВД Украинского округа, полковника юстиции Семашко приводились такие факты. «Начальники шахтоуправлений намеренно не выполняют элементарных требований материально-бытового обслуживания лагерных отделений, что приводит к массовому срыва производственного плана добычи угля… В лагерных отделениях № 9 шахты 1-1 бис и № 1 шахты 8/9 треста „Боковоантрацит“ не подают воду вообще несколько дней, вследствие чего военнопленные возят воду на себе 4 километра. Питьевой воды систематически не хватает, по два месяца не бывает бани, вследствие чего массовые заболевания и большая смертность. Военнопленные работают на подземных работах и ​​неделями даже не умываются, в результате чего глазные и кожные заболевания. Администрация шахты 8/9 треста „Боковоантрацит“ систематически неправильно использует рабочую силу, бригадам не дают нарядов, шахта загазованная, работает всего 2-3 часа, а военнопленным добыча не засчитывается».

В итоге даже принудительные мобилизации населения из других областей Украины не решали проблему, так как крайне неудовлетворительные социально-бытовые и медико-санитарные условия приводили к массовому трудовому дезертирству, росту заболеваний, а следовательно были причинами недовыполнения производственных планов восстановления угольной промышленности области в 1943—1945 годах.

Источник[править]

Бровар О. В. Вугільна промисловість Луганщини у початковий період відбудови (1943—1945 рр.)