Книги о шахтерах

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Книги о шахтерах[править]

Эмиль Золя. Жерминаль[править]

Золя.jpg

«Жерминаль» — величайшее творение Золя, посвященное забастовке шахтеров на рудниках северной Франции. В ней он с реалистической силой изобразил как социальные противоречия светской жизни, так и жизнь простых людей.

Читать

Эптон Синклер. Король-уголь[править]

Синклер.jpg

В романе «Король-Уголь» Эптон Синклер рассказал американцам об ужасных условиях жизни и труда шахтеров. Главный герой романа Хал Уорнер — сын крупного шахтовладельца — решил познакомиться с условиями труда на шахтах, чтобы проверить правильность преподаваемого ему курса политической экономии. Ореол некоторой таинственности, который Эптон Синклер придает личности Хала Уорнера, заставляет читателя с большим вниманием следить за развитием сюжета романа. Вместе с тем полная неискушенность Хала в жизни и труде шахтеров позволяет автору глазами своего героя колоритнее передавать невыносимые условия шахтерского труда. Вокруг образа Хала и развивается сюжет книги, построенной в излюбленной Синклером форме романа-биографии. Хал выполняет и роль рупора идей самого писателя.
Роман «Король-Уголь» можно считать литературным памятником забастовки горняков 1914 года в Колорадо.

Арчибальд Кронин. Звезды смотрят вниз[править]

Кронин.jpg

«Звезды смотрят вниз» — это социальный роман, рассказывающий о шахтерском городке на севере Англии. Действие происходит в конце XX в. В центре произведения — Дэвид Фенвик — человек из народа, шахтер, который пытается выбраться из заколдованного круга нищеты, грязи, опасности, профессиональных болезней.
Самое ужасное в этом романе то, что автор откровенно показывает неизбежность выбора, стоящего перед работниками: либо смерть либо угольные копи. Такое чувство, что эта «могильная черная дыра в земле» засасывает все доброе, хорошее. И тем немногим, кому удалось избежать такой участи, попросту повезло. О лучшем эти люди не могли и мечтать. Правда, везунчиков в романе можно по пальцам пересчитать, а ведь действующих лиц в книге великое множество. Livejournal user icon.gifannapixie

Читать
Звезды смотрят вниз

Торнтон Уайлдер. День восьмой[править]

Уайлдер.jpg

«День Восьмой» — роман трижды лауреата Пулитцеровской премии Торнтона Уайлдера, опубликованный им после 20-летнего молчания в 1967. Роман выиграл Национальную книжную премию США и одновременно стал бестселлером. Роберт Эшли, инженер по шахтному оборудованию, обвиняется в убийстве лучшего друга, но таинственно исчезает до исполнения приговора. Его дети, добившись славы под вымышленными именами, пытаются восстановить доброе имя отца. Действие романа происходит в Новой Англии, на Среднем Западе США, в Мексике, Чили, р-р-революционной России и на просторах мирового океана.

Читать
Торнтон Уайлдер. День восьмой

Святослава Рыбас. Зеркало для героя[править]

Повесть о шахтерах, с трудом которых автор знаком не понаслышке, — он работал на донецких шахтах. В повести использован прием перемещения героев во времени. Двое случайных знакомых волею загадочных обстоятельств переносятся почти на 40 лет назад. Этот день начинает повторяться для них с неумолимым постоянством. Прошлое заедает, как старую граммофонную пластинку. Каждому из героев судьба дает свой шанс: Андрей может предотвратить гибель людей в обветшавшей шахте, Сергей — по-новому взглянуть на своих родителей и понять их.

Читать
Святослава Рыбас. Зеркало для героя

Владислав Титов. Всем смертям назло[править]

Титов.jpg

Повесть «Всем смертям назло» была написана ручкой, зажатой в зубах, и переписана тринадцать раз. Она во многом автобиографична. Автор ее — в прошлом шахтер, горный мастер, — рискуя жизнью, предотвратил катастрофу в шахте. Он лишился обеих рук, но не покорился судьбе, сумел выстоять и найти свое место в жизни.
Сегодня эту книгу нелегко найти даже в библиотеках. С 1986 года она переиздавалась всего один раз небольшим тиражом. Герой советского общества стал неинтересен издателям, особенно с тех пор, как его исключили из школьных программ. Некоторые считают творчество Титова продуктом советской идеологической пропаганды. Термин «бригада коммунистического труда» воспринимается сегодня как исторический атавизм.

Владислав Титов Проходчики.jpg

Но тема преодоления человеком собственной слабости, стремления раскрыть свой творческий потенциал остаются вечными темами, так же, как и подвиг жены героя повести Риты — ее самоотверженность, терпение и любовь. Любовь — это категория, которая всегда имеет смысл. И с этой точки зрения судьба героев всегда будет интересна.
«Когда я пишу ртом, я чувствую слово» — говорил Титов. Наверное, именно благодаря этой прочувствованности повесть «Всем смертям назло» стала настольной книгой для людей, попавших в сходную ситуацию.

Читать
Владислав Титов. Всем смертям назло…

Владислав Титов. Проходчики[править]

Роман посвящен шахтерской молодежи, ее делам, устремлениям, надеждам. Найти свое место в жизни, свою профессию, которая стала бы единственно близкой — не просто. Через сложные нравственные перипетии, сомнения, искания пройдут герои романа, прежде чем обретут твердую уверенность в правильности выбора.


Владимир Зоря. Мертвая петля[править]

Рисунок автора в стиле Хокусая

Однажды ночью, в полупустой «карете» я услышал, как пожилой «водолей» жаловался сердобольной машинистке подъема, что начальник участка заставил его разбрасывать по своему огороду сырой навоз.
Женщина посочувствовала обоим, а мужики начали возмущаться:
— Как сырой? Он же не успеет разложиться!
Позже я спросил у Сердобольной:
— А если начальник прикажет в постель?
И почтенная мать с обескураживающей прямотой ответила:
— А куда денешься? Может ведь уволить…
Мы теряем главную ценность каждого человека — достоинство. Любимым лозунгом — «Я маленький человек, что я могу?!», оправдываем свою трусливую безответственность. А причина наших бед, на мой взгляд, — в нас самих.
В ту смену в ожидании порожняка на газете из под тормозка я написал огрызком карандаша два предложения, с которых и начинается эта повесть.
Владимир Зоря, бывший ГРП с девятилетним подземным стажем.
Специально для MiningWiki

Читать
Владимир Зоря. Мертвая петля

Павло Бурлак. Там, на шахте угольной…[править]

«Там, на шахте угольной…» — то ли короткая повесть, то ли длинный рассказ.
Иными словами, авторское повествование, хронологическая фабула которого занимает по времени один быстротечный час. От прибытия главного героя на ежедневный наряд «в грязном» и до того момента, как за ним захлопнутся дверцы уходящей под землю шахтной клети. Но это короткое время заполнено живыми наблюдениями, впечатлениями, воспоминаниями, размышлениями подземного электрослесаря Клепикова, — всем, что родилось-накопилось в нем за годы тяжелого и опасного труда на типичной угольной шахте середины 80-х годов 20-го века. Размышлений довольно «асоциальных», несмотря на то, что вокруг еще царит эпоха «развитого социализма». Размышлений, суть которых сводится к одному: несмотря на громкие лозунги и суперсправедливый общественный строй, шахтеры, как и во все времена, остаются эдакими герберт-уэлсовскими «морлоками». Или же, выражаясь попросту на шахтерском жаргоне, угнетенно-пролетарской «пидораснёй».
Павло Бурлак. Специально для MiningWiki

Читать
Павло Бурлак. Там, на шахте угольной…

Александр Плетнев Шахта.jpg

Александр Плетнев. Шахта[править]

Сам факт, что «Шахта» в свое время завоевала премию ВЦСПС и Cоюза писателей СССР как лучшее произведение о рабочем классе, для нынешних скептиков, без всяческих оговорок отрицающих «совок», может стать поводом для неприятия: какой еще «гегемон», какой трудовой энтузиазм? Но, перечитывая роман, понимаешь, что ведь и для самого писателя не так уж важен был социальный статус его героев, интереснее другое - что они за люди, в чем видят смысл жизни? Хотя Свешнев с его мятущейся душой и вправду меньше всего похож на кумира сегодняшнего дня.[1]

Мустафин Габиден. Караганда[править]

Предлагаемый вниманию читателя роман — история строительства Индустриальной Караганды в 1930-е гг. — имеет мало общего с правдой жизни. Смысл событий искажен, поступки и слова героев — насквозь фальшивы, враги советской власти — основные виновники всех бед… Но эта книга как фотография принаряженных артистов: материал, из которого выполнены декорации — правдив, как сама жизнь. Такой Караганда была.

Предисловие издателя электронной версии романа

Читать
Мустафин Г. Караганда

Книги о горноспасателях[править]

Владимир Мухин. Внезапный выброс.jpg

Владимир Мухин. Внезапный выброс[править]

Донецкий писатель Владимир Мухин сконцентрировал действие своего романа вокруг драматического события: на одной из шахт при внезапном выбросе газа были погребены под землей семеро шахтеров. В этой ситуации раскрываются характеры персонажей — от рядового шахтера и главного инженера до председателя правительственной комиссии, участвующих в спасении пострадавших людей. Прототипом одного из главных героев книги — командира горноспасательного отряда Романа Сергеевича Тригорина — был, по-видимому, сам автор.

По роману снят одноименный фильм.

Владимир Мухин Ни жизни самой.jpg

Владимир Мухин. Ни жизни самой[править]

Еще один роман о горноспасателях, героем которого является Р. С. Тригорин — командир Коксайского горноспасательного взвода. В годы Великой Отечественной войны, когда Донбасс был оккупирован фашистами, многие горноспасатели были эвакуированы в Среднюю Азию, где продолжали свой нелегкий труд, спасая жизни шахтеров.

Владимир Мухин. Поднадзорный Черницын[править]

Документальная повесть о заведующем Макеевской спасательной станцией Николае Николаевиче Черницыне, погибшем при ликвидации аварии на шахте.

Читать
Мухин В. Е. Поднадзорный Черницын

А также[править]

Савочкин.jpg

Примечания[править]