Юрий Попов. Первые шахты Караганды

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Разведочные работы[править]

На территории Карагандинского промышленного участка первые разведочные работы произведены были в 1854 году. Купец второй гильдии из Петропавловска Никон Абрамович Ушаков долгие годы до этого путешествовал по Сары-Арке. Приобрел в свою собственность медное месторождение Нельды, угольное месторождение Саран. Заинтересовало его и урочище Караганды. 1 сентября 1854 года Н. А. Ушаков, штейгер Г. Чернавин и 11 рабочих казахов прибыли на вершину речки Кокпекты. Были осмотрены увалистые местности между реками Кокпекты. Караганды, Букпа-Карасу и Майкудук. В своем отчете Н. А. Ушаков написал:

« В ограждении прав на это открытие поставил явочный столб на пригорке выше вершин речки Караганды из стоячего березового дерева, на котором по стесанному написано карандашом: «Начальный пункт прииска, принадлежащего Петропаловскому 2-й гильдии купцу Н. А. Ушакову, открытого 3 сентября 1854 года.» Против явочного пункта, означенного, кроме столба, одного глубиною шесть аршин, а шириной полтора сажени, разведочные 13 шурфов выбиты... »

Шурфы находились друг от друга на расстоянии от двухсот метров до одного километра и были разбросаны по площади квадрата со стороной 5 верст. Глубина их достигала 6,5 метра. Встречены пласты угля от сорока сантиметров до двух с половиной метров. Кроме того, пройдено еще 30 безугольных шурфов. Карагандинское месторождение угля оказалось весьма удобным для разработок. На выходах пласты залегали от поверхности от двух до девяти метров. Испытания угля на спекаемость и разложение по составу произведены в Уральской химической лаборатории. 17 августа 1855 года месторождение было откартено, то есть сделана топографическая съемка его границ. 14 марта 1856 года в областном управлении сибирских киргизов г. Омска был подписан акт о продаже территории в сто квадратных верст компании горнопромышленников в составе А. Т. Резанова, Н. А. Ушакова, И. Н. Севостьянова и Т. П. Зотова.

Ивановский разрез[править]

Летом 1856 года началась разработка пласта «Верхняя Марианна» разрезами. На выходах пласта заложили три разреза. Первый достиг длины 90 метров, второй 40 метров, третий 36. Ширина разрезов соответственно 50, 20 и 18 метров. Все работы велись вручную. Уголь добывали кайлом, лопатой, грузили в тачки и везли на поверхность. Сколько добыто угля в 1856 году неизвестно. Известен оста- ток в 7095 пудов. В 1857 году добыто 59000 пудов. Всего рабочих 61 человек, из них 25 казахов. Горный надзор — 2 штейгера.
В 1858 году извлечено уже 63000 пуда/ Работало 72 человека (45 казахов). Появился первый механизм — ручной насос для откачки воды. На следующий год меньшим количеством людей — 51 (30 казахов) добыто 119200 пудов.

Ивановский разрез находился в районе шахты 18-основная и был закрыт в 1862—1865 году из за плохого качества угля, трудностей водоотлива, особенно в период весеннего таяния снегов. Через несколько лет рядом с разрезом прошли шахту «Ивановскую», но сведений о ней не осталось.

Шахта «Васильевская»[править]

Карагандинский уголь на выходах был хрупок, легко разрушался, терял свои качества. Поэтому горнопромышленники решили заложить новую, более глубокую шахту. Прошли вертикальную шахту «Васильевскую» глубиной 36,4 м, сечением ствола десять квадратных метров. Шахта имела три отделения для спуска людей, подъема груза и откачки воды с помощью 12-ти сильного локомотива. Вся проходка выработок, добыча угля, откатка и подъем груза на поверхность осуществлялись только вручную. Орудиями производства в забоях служили кайло, обушок, клин, лом и лопата. По выработкам уголь транспортировался в тачках или санках-волокушах емкостью 40 кг, а на поверхность выдавался в бадьях грузоподъемностью 80 кг ручным валком или конным воротом.

На выбор системы разработки угольных пластов месторождения повлиял многовековой опыт мировой горной практики. Первые технические руководители Карагандинской копи — горнопромышленник Н. А. Ушаков, горный инженер В. Бернер и выпускник Петербургской школы военных топографов Н. И. Иванов с 1860 и по 1870 год внедрили здесь известный способ добычи угля с помощью продольных и поперечных штреков. Этот вариант камерно-столбовой системы показателен небольшой длиной камер до 20 м при ширине 5,6-6 м. Оставляемые для поддержания кровли целики угля при глубине ведения горных работ 15-20 м имели ширину 0,7 м. Из одной камеры два забойщика-кайловщика добывали за смену от 1,6 до 2 тонн угля.

«Потеря угля, — писал В. Бернер, — окупается возвращением крепи, которая вынимается по мере выработки на очистку. Выработанное пространство заваливается глиной, получающейся из пласта лежащего под углем». С учетом 50 процентов извлечения крепежного леса после окончания добычных работ в камерах, его расход при проведении одного погонного метра продольного и поперечного штреков равнялся 0,1 кубометра. Такой низкий показатель расхода лесоматериалов объясняется еще и тем, что расстояние между крепежными рамами достигало 3 м. Лес на копи доставлялся из Каркаралинского бора.

Хотя на копи было известно 10 пластов, все добычные работы сосредотачивались на трех пластах: «Верхней Марианне», «Шестифутовом» и «Четырехфутовом». Как показали плавки на Спасском медеплавильном заводе, наибольший выход черновой меди получался от использования углей пласта «Шестифутовый», именуемого тогда «Рязановским». Поэтому горнопромышленники усиленно эксплуатировали вышеназванный пласт. К 1870 году длина разрабатываемой части «Рязанского» пласта достигла по простиранию 11 17 м, а по падению — 156 м. На угленосной площади существовало еще 3 подъемных вертикальных шахты, 7 наклонных штолен и 4 вентиляционных шурфа.

В 1882 году на Карагандинской копи числилось 3 действующих и 3 остановленных шахты с числом рабочих в 256 человек. Максимальная добыча в прошлом столетии зафиксирована в 1884 году — 1516,8 тыс. пудов. Кроме трех деревянных копров в 1885 году на копи существовал каменный корпус для паровой машины, конюшня, лавка и семь дворов, где постоянно проживало 60 человек русских рабочих. Казахское население, занятое на промыслах, располагалось в юртах летом и зимой в землянках.
Ко времени остановки копи на первую консервацию в апреле 1886 года «Рязановский» пласт был отработан на площади около одного квадратного километра. За тридцатилетнюю эксплуатацию копи добыто было 302,8 тыс. т. угля, или в среднем по 10 тыс. т. в год. Очевидцы, посетившие Караганду в 1889 году, отмечали: все шахты и шурфы затоплены грунтовыми водами, приспособления и машины испорчены, частью расхищены…

3 апреля 1898 года началось восстановление Карагандинских копей. С сентября того года шахта «Васильевская» возобновила работу. До конца года на ней было отработано 11 камер. Шахта «Васильевская» вновь стала основной угледобывающей на копи. Горный инженер В. Курбатов, посетивший копи в начале 1905 г., так описывает метод эксплуатации «Рязановского» пласта.

« Условия работ чрезвычайно благоприятны: превосходная кровля, очень малый приток воды, крепкий, выламывающийся большими кусками уголь мощностью до 2 метров. Уголь превосходного качества и очень чистый. Способ разработки - выемка столбами с обрушением кровли, причем в последней остается полметра сланца и далее 25 сантиметров угля. Подъем в бадьях производится с помощью конного привода, никаких приспособлений для откатки не имеется и уголь доставляется к шахте на носилках. »

Шахта «Васильевская» со временем стала служить как вентиляционная и просуществовала до 1923 года.

Шахта «Аурбас»[править]

Заложена 14 апреля 1899 года к северо-востоку от шахты «Васильевская». Проходка велась с помощью динамита в крепких песчаниках до глубины 39,5 метра. Одновременно на копи строилось надшахтное здание из саманного кирпича, где монтировалась водоотливная машина с двумя паровыми котлами. Штейгер и Немков строили помещение для рабочих, казармы, контору, дом для смотрителя, материальный склад. Чтобы поддержать уровень добычи угля прошли четыре наклонные штольни на расстоянии 100 метров друг от друга. В 1901 году шахта «Аурбас» была затоплена из-за прорыва воды со стороны ранее выработанного пространства и была закрыта.

Саранская шахта[править]

24 июня 1901 года инженер Степного горного округа А. А. Сборовский осмотрел копь Саран, недалеко от зимовки Мустафы Татиева. Он обнаружил несколько разведочных шахт глубиной до двадцати метров и диаметром до трех метров. А А. Сборовский отметил, что копь Саран никогда не разрабатывалась Рязановыми и была у них в запасе. Пласты имели падение на юго-восток под углом в 15 градусов. Управляющий промыслами А. Г. Жалобин в 1906 году опубликовал статью «Спасский завод». Вот, что он написал о Саранской копи.
«Разработка на копи в прежнее время была очень незначительна на выходе пласта. Судя по простиранию и падению, можно предположить, что одна свита пластов с Карагандинской копью. Если бы такое предположение оправдалось, то запасов угля на одних только этих копях хватит на сотни лет.»
Вывод А. Г. Жалобина был подтвержден в 1920 году профессором А. А. Танеевым.
Что же касается Саранской копи, то, начиная с 1909 года, здесь вели добычу кустарным способом крестьяне поселка Дубовка. Они объединялись в небольшие артели и на выходах пласта «Верхняя Марианна» извлекали уголь.


Creative Commons License Данный текст/изображение/группа изображений, созданный автором по имени Юрий Попов, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений (Attribution-NonCommercial-NoDerivs) 3.0 Unported.