Евгений Коновалов. Про жадного шахтовладельца и золотистую крысу

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Коновалов-2.JPG

Заблудиться человеку в шахте не мудрено. Там, где начальство голову имеет, приказывает десятникам и горно-мастеровым закрестить давнюю выработку. Берут два длинных обапола и, сбив крест-накрест, ставят в нужном месте. Всякий видит и знает, что ступать за этот знак нельзя.
Однако случаются недобрые люди, а иные из озорства сломают этот знак и бросят доски в канаву. Тогда и не разобрать, что за выработка.
Есть такие, что струмент хоронят в заброшенных местах. Есть просто, из любознательности ходят в опасность.

Вот как-то и забрел в такое-то место один крепильщик. Шастал, шастал по брошенным штрекам, да и присел отдохнуть. Видит, стала выгорать его коптилка. Сначала дрогнуло пламя, потом убавилось вдруг и погасло совсем.
— Ну, — говорит сам себе, — концы тебе, Павлушка!
Все же надеется, что искать его будут. Потом припомнил, что нынче суббота, а завтра праздник великий. Неделю будет гулять рудник. Не до поисков. Сонно ему как-то стало.
— Газок есть! — решил он и встал с почвы.

Газ, он чаще всего внизу скопляется. Пошел он вслепую, руки вперед выставил. Больно ушибся головой о бревенчатый верхняк. Снова присел. Тишина. В ушах долгий писк от нее стоит.
Посидел чуток. Коптилку свою ненужную прочь в темноту швырнул. Еще подумал:
— Коли жив останусь, вычтут за нее в конторе пол рубля!
— Буду ползти! — решил. — Куда-нибудь выползу.

Полез на четвереньках. Угодил в липучую грязь. Поднялся на ноги — стукнулся головой о что-то твердое.
Долго ли сидел согнувшись, чует, как накатил голод. Вспомнил про кус хлеба, что в тряпицу завернут. Начал есть. Только слышит, ненароком, по чуням заскребло что-то легонько.
Крыса! — догадался Павел. Обрадовался. — Хоть и мерзкая тварь, все ж не один!
Швырнул ей хлеба. Через время слышит крысиный писк, только чуть поодаль.
— Выводить будет! — догадался крепильщик и пополз на зов. Через время стал отдыхать. Чует: снова где-то в потемках окликает его поводырь. Долгенько шел и полз вот так за ней, пока не уперлись его глаза в далекое тусклое пятно света.
— Добрался-таки! Вывела крыса! Скажи кому про такое не поверят!

После празднеств сидят крепильщики в шахте на бревнах. Обедают. Слышит Павел писк знакомый. Отошел в сторону и на глазах у всех крысу из рук кормит. Направили ребята на них свет, а крыса-то не обычная, серая, а золотистая.

Мало ли, много ли прошло с той поры время, услыхал Павел как-то крысиный переполох в шахте. Подбежала к нему золотистая крыса. Юлит, катается у его ног. И все к стволу бежит.
— Что же это за переполох у них такой? думает. Пожалуй, не к добру это! Чуют они беду! Уходят из шахты. Пошел Павел к штейгеру. Говорит:
— Скажите-де шахтовладельцу, что в скором времени в шахте либо пожар, либо потоп будет! Штейгер ему в ответ:
— Ты что, выпил? Вот пойди, и сам ему скажи!
Пошел крепильщик к самому хозяину. Впустили его.
— Беда, — говорит, — случится вскоре!
— А ты почем знаешь? Пророк что ли?
— Крысы из шахты ушли. Скверная примета. Они беду задолго чуют.

Хозяин не глупый был, только жаден велико. Отвечает:
— Знаю я про такое, что крысы и с судна бегут, с мельниц и от прочих мест перед бедой, но мне до этого никакого дела нет. Чему быть, того не миновать, а случись беда, какая на моей шахте я за нее страховку получу в три раза больше, чем она сама того стоит. Так что ты, парень, не скорбную, а счастливую весть мне возвестил. Вот тебе за это золотой червонец. Прощай!

Идет Павел и рассуждает: — Ему-то, может, и прибыльно, а рабочему люду каково? Без работы всем пропасть!
Слышит он краем уха, как два горно-мастеровых со штейгером спорят:
— Поймите, — говорит один, — нельзя западный квершлаг дальше продвигать! Озеро подземное там! Затопит шахту!
— Никакого, Иван Никитич, там озера нет! Вы что, не доверяете моему опыту? Побежал Павел на рудник. Народ взбунтовал. Бегут люди, орут:
— Остановите проходку западного квершлага!

Пошумели, пошумели и разошлись.
Пошли в ночную смену запальщики бурки палить. Стрельнули, да ноги не унесли. Хлынула вода, да такая, что к утру и ствол затопила. Всем горе — хозяину радость. Где работу искать? Чем жить? Бедным людям большая беда. Сидит Павел в своей землянке без дела. Хозяйский золотой промеж пальцев вертит. Задумался. Слышит, вдруг, писк знакомый. Ага! Гостья прибежала! Обрадовался. А она будто ручная — трогать себя дает, играет.

На другой день сколотил он ящичек небольшой, записочками его наполнил в рядок. А в каждой такой записочке слова: «Не унывайте. Скоро вы будете счастливы», или «Кто от работы не бежит, будет жить и не тужить». Научил свою золотистую зубами брать и подавать в руку. Утром на базар пришел. Обступили его люди. Невидаль какая! Живая крыса за две копейки судьбу предсказывает! А главное — кто ни вытянет билетик, тому непременно только хорошее, и никому — плохое! Подошел околоточный, людей разогнал. Безработного крепильщика с базара вытурил.

— Ну, ладно, — думает Павел. — Я вам устрою страховку!
Пристроил крысу в кармане и дырочку в нем провертел, чтоб ей дорогу вызнать и вынюхать к хозяйскому дому.
Является он к богатею и говорит, будто какой грамотей:
— В старину за хорошие вести одаряли щедро, а вы только золотую монетку пожаловать изволили.
А хозяин «в духе», смеется:
— А ты попроси!
— Мне бы еще одну такую монетку. Больше не покажусь на глаза. Вот ей-ей!
Говорит, а сам крысу рукой поглаживает, дескать, подмечай все, как ни есть!
Достал из ларца хозяин золотую монетку и говорит:
— Вот тебе, но чтоб больше не ходил!

Вечером зажег Павел огонек в землянке, вытащил монетку и к крысиной нюхалке подносит, а та поводила-поводила носом по золотой деньге, да как шмыгнет в подпол, и была такова. Просыпается утром Павел, глядь, а на столе гора денег золотых.
— Молодчина! — смеется крепильщик. — Все скумекала, как есть!
Стал деньги считать. До пяти тысяч дошел, а дальше со счету сбился.
— Что же мне с ними делать? — думает. Потом решил: — Деньги не мои — шахтерские. Надо бы их раздать, да как? Хозяин прознает, в Сибирь сошлет.

Вышел на улицу.
Говорит первому встречному:
— Знаю, одного богатея. Вербует он народ на новый рудник. Хороший задаток сразу дает. Рублей по двадцать золотом.
Сам же пошел в лавку, купил себе новую пару, приоделся, бороду приклеил — точно приказчик. Повалил к нему шахтерский народ. Раздал Павел деньги и умотал с рудника. Тут и народ вскоре с места тронулся. Тихо стало на руднике.

Хозяин думает:
— Вот и славно, что обошлось без бунта и шума.
— Пора, думает, и мне отсел убираться.
Велел лошадей закладать. А как открыл ларец, чтоб золото свое взять, тут и ума лишился. Закричал дико. Подбежали к нему. Глядят, а тот прижал пустой ларец к себе, а на дне ларца дыра, будто прогрыз кто.

См. также[править]

Евгений Коновалов. Байки, сказы и бывальщины старого Донбасса

Евгений Коновалов. Гори, гори его звезда

Евгений Коновалов. Старые шахтерские профессии


Creative Commons License Данный текст/изображение/группа изображений, созданный автором по имени Евгений Коновалов, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений (Attribution-NonCommercial-NoDerivs) 3.0 Unported.