Шахта 9 (фильм)

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к:навигация, поиск
Шахта 9 фильм.jpg

Шахта 9 — художественный фильм

  • Оригинальное название: Mine 9
  • Страна: США
  • Режиссер: Эдди Менсор
  • В ролях: Терри Серпико, Марк Эшворт, Кевин Сайзмор, Клинт Джеймс, Дрю Старки, Эрин Элизабет Барнс, Альфа Триветт, Френсин Лок, Элизабет Хьюстон, Энни Трэш, Оуэн Ваккаро, Тьюзди Биби, Джон Велья, Ричард Лэнгсмит, Патрик Лемон
  • Год выпуска: 2019

Сюжет[править]

В основе фильма лежит реальная история о девяти шахтерах, которые оказались в подземной ловушке, на глубине нескольких миль. После взрыва газа обрушилась порода, которая перекрыла горнякам выход на поверхность. Запаса кислорода хватит лишь на один час.

Мнение критика[править]

Меж поросших деревьями горных хребтов затерялась шахта с занятыми промыслом людьми, ежедневно уходящими на две мили вдаль от входной дыры, углубляясь в толщу угленосного слоя, добираясь до места по прижимающим голову штрекам, полулёжа в низком кузове своего тягача, доставляющего команду к выскребающему тоннель комбайну, вынимая нужный им уголёк.

Реальное несчастье Эдди Менсор преобразует в комбинацию производственной драмы, семейной трагедии и промышленной катастрофы, экономично локализованную в тесноте подземных коридоров, где взорвавшийся газ запирает нескольких горняков, наперегонки со временем борющихся за своё спасение, используя последний отпущенный для их жизней час.

Сжимая свой рассказ, режиссёр отрывочно выкладывает предысторию аварийной вахты, скупые фрагменты семейных дел и производственных отношений, создавая нечёткие портреты бригады и её бригадира, давая понять о домашних невзгодах и неладах с техникой, накапливающихся как метановый газ в глубинах угольного пласта, до поры минуя огненной искры.

Не зарываясь в рутину, Менсор очень скоро переходит к делу, пуская по подземелью огненный шар, включающий обратный отсчёт для уцелевших шахтёров, мечущихся от стены к стене медленно угорая от подступающего удушья, усугубляющегося эффектом пространственного давления, поскольку процесс выживания людей происходит в гробовом пространстве, оставленном им осыпавшейся породой, отражаясь в крупных планах измождённых усталостью лиц, накрытых масками дыхательных приборов.

У актёров не было сколь-нибудь сложных задач, а постановщик поставил всё на непредвиденное упорство, с которым человек борется за свою и чужую жизнь, оперируя исключительно психоэмоциональными мотивами, а не какими-то высокими материями, отбросив заумь речей, работая на самом что ни на есть земном уровне человеческого естества, выходящего на поверхность сдержанным мужеством и честным прощанием, когда шанс даётся ценой личной жертвы, исключающей любые мифы о чуде, а нательный крест хранит благодарность другому Спасителю, славя не божий промысел, а силу воли крепких духом людей.

Мнение шахтера[править]

Думал сначала глянуть, но нужно бомбить по ходу.
Это шахта или копанка? Вообще никакой техники безопасности. У нас на каждом углу горный мастер, ВТБ-шник (тоже за безопасонстью следит) и инспектор. Не считая старших в смене и начальников участков. Аварии и травмы случаются чаще, чем хотелось бы, но они возможны, если все эти люди что-то проморгали или забили болт. В целом же за безопасностью следят все. Так это ДНР, на секундочку. Непризнанное государство, получившее от СССР только нормы безопасности и от Украины разворованные угробленные шахты.

Почему у них нет самоспасателя? У нас самоспасатели — четвёртый предмет у шахтёра после каски, сапог и коногонки. Да, его могут оставить, пока таскают тяжести или работают в стеснённых условиях, но не более 10-ти метров. Всегда знают где. А у ВТБ-шников любимый повод найти нарушителя — переписать номер «бесхозного» самоспасателя. По номеру в ламповой вычисляется хозяин.

Почему нет датчиков метана? У нас автоматом вырубается электрика при половине взрывоопасного содержания. Бывает шахтёры портят датчики, но это скорее исключение. Потому что взрыв метана самая частая авария с групповыми смертельными.

Не могу поверить, что для руководства жизни работяг вообще ничего не стоят. У нас тоже капитализм и жизнь сильно обесценилась. Но всему есть пределы. Когда авария, в первую очередь спасают людей. И спасают, пока не найдут всех. Живых или погибших, но всех. И делают всё, чтобы не пришлось искать. В меру финансовых и людских ресурсов, но жизни работяг на первом месте. И дрюкают работяг в первую очередь не за невыполненный план, а за угрозу своей и чужой жизни.

Говорит, метаном надышишься, и не такое привидится. Метан — инертный газ. То есть химически безвредный для людей. Неядовитый. Кроме взрывоопасности он опасен только тем, что вытесняет кислород в атмосфере. Так что углекислый газ, которого вокруг нас навалом, опаснее метана для организма.

Капец, шуточка над молодым про погибших шахтёров. У шахтёров много шуток для молодых, но не про смерть. Смерть шуток не любит.

Вы чё? Гоните? Он молодому только в шахте, когда прошло полсмены, рассказывает, где запасной выход??? Он совсем конченный? У нас молодняк и опытных (даже если ты неделю назад рассчитался и вернулся) одинаково обучают запасным выходам до первой смены. Когда ты пойдёшь в первую смену, ты должен самостоятельно знать, куда выходить. Во время аварии уже некогда будет обучаться и объяснять. И на чём он ему показывает? Это схема от руки? И что на ней изображено? Я инженер, но и мне понадобилось бы задать массу уточняющих вопросов по поводу того, что я вижу перед собой. Он бы ещё мелом на угле нарисовал. Или придурки, или безграмотные сценаристы.

Говорит «такое случается». Лучше бы промолчал. Это не просто люди с соседней улицы умерли. Это твои друзья и товарищи. Не нужно истерик, но и цинизм можно было бы придержать.

Кстати, после взрыва самая большая опасность — недостаток кислорода, выгоревшего при взрыве и обилие продуктов горения, способных отравить организм. Вообще-то для этого и нужны самоспасатели. И службы спасения должны прибыть к месту аварии до окончания срока действия самоспасателя.

Смотрим дальше.

Тоже мне, курица. Сначала нужно было вызвать спасателей, а потом хоть на голове танцевать. Дура. Пока она бегала, куча времени прошла. За это время наши горноспасатели уже на шахту успели бы приехать. И что за хрень? Что значит, «меня слышно?» У шахты должна быть бесперебойная связь со спасателями. И не одна. Включая мобильную. Это что? Линия фронта, где кабель фашисты перерезали?

Капец, дебилизм крепчает. Ничего вообще не делайте, ждите инструкций (в следующей серии?). На каждой шахте есть План Ликвидации Аварии на каждый случай. Пожар, взрыв, затопление, загазирование и куча других неприятных происшествий. На каждый участок. При обнаружении любой хрени, её локализации и определения её характера диспетчер достаёт и листает. Даже думать почти не надо. Всё расписано. Кто куда идёт, куда звонит, кому какую команду даёт. А ещё это всё пишется. После ликвидации аварии, когда всех спасли, а аварию локализовали, следователи проверяют, как План выполнялся. И План каждые полгода корректируется. Вообще почти вся работа диспетчера состоит в том, чтобы не допустить, а если допустил, быть готовым в течении пяти минут начать ликвидацию любой аварии.

А-а-а-а. Мой мозг сейчас взорвётся. У них есть самоспасатели!!! Так какого хрена они полчаса гоцают по задымлённой шахте без них? Ждут, когда надышатся и траванутся угарным газом? У нас при каждом пуке положено включаться в самоспасатели. Пожар, взрыв, выброс, загазирование. Включился и на поверхность навстречу струе. Хоть сто раз свежей, но в самоспасателе. Или сидишь в нём до прибытия спасателей.

Какие-то это не те самоспасатели. Наши полностью изолируют дыхание от окружающей среды. Взял в рот загубник, выдохнул и дышишь внутренней реакцией. И на нос прищепка, чтобы не надышался нечаянно. А эти будто в горах кислородом дышат. Да ещё снимают. Почитайте, чем опасен угарный газ. Не дым и не углекислый, а именно угарный газ. А в замкнутых пространствах при пожаре и недостатке кислорода им и можно надышаться. Говорит, «с этого момента нельзя снимать маску». Друг, ты уже убит. Её нужно было надевать сразу после взрыва. Это должен знать каждый шахтёр. Это как мыть руки перед едой. Можешь не мыть, если жить надоело, но знать должен. А ещё говорят, что 30 лет в шахте. «Никакой болтовни»… А-ха-ха. Ржу нимагу. А сам чем занимаешься уже секунд десять? И это с загубником не поговоришь. Рот забит. А в маске в чём проблема? Слава Богу. Я думал, он её вообще не будет одевать.

Говорит «усбагойся. Пойдём когда пожар кончится. Я не могу рисковать своими людьми». Чучело, а тебе за что деньги платят? Может и копам на вызов отвечать «приедем, когда стрельба окончится»? Наши ВГСЧ не идут в шахту, только если в ней людей нет. Пожары, обрушения и прочая хрень их не останавливает. И они не самоубийцы. Просто супермены на зарплате. Потушат, разгребут, вытащат на своём горбу всех пострадавших. Они и мозг шахте постоянно компостируют, потому что знают, что могут шахте понадобиться. Лучше подготовить для себя ходы заранее на берегу, а не когда авария случится.

Капец. На шахте авария, а её ликвидируют… Сколько? Человек 10? Да у нас в случае аварии на шахте не пукнуть. Света ночью, как в Лас-Вегасе. ВГСЧ больше, чем вояк на параде 9 мая. Все носятся, куда-то звонят. Белые халаты мелькают. Жёны ревут. Посмотрите ролики. А тут… Даже не знаю с чем сравнить. Будто какое-то ограбление на заброшке.

Говорит «нужно вернуться обратно». А вы вообще зачем сюда приезжали? Судя по суете, явно не для спасения пострадавших.

Капец. Шахтёры говорят «работаю по 7-6 дней в неделю по 13-15 часов в день». Что там либералы говорят про эффективный капитализм? Да это рабовладельческий строй. На секундочку, в ДНР, в непризнанном государстве шахтёры работают по 6 часов (и ещё и на ранний частенько выскакивают) по 20-21 день в месяц. Оплата ниже плинтуса, но льготы и график работы не изменились с советских времён.

Оппа! А куда делись негры? Или шахта не место для толерантности? Вот белые негодяи. Все лучшие профессии для себя приберегли. Вроде всё.


Ссылки[править]