Шахта. Взорванная любовь

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Взорванная любовь.jpg
Взорванная любовь-4.jpg
Взорванная любовь-3.jpg
Взорванная любовь-5.jpg
Взорванная любовь-2.jpg
Взорванная любовь-1.jpg

«Шахта. Взорванная любовь» — художественный фильм.

  • Страна: Россия
  • Год выпуска: 2010
  • Режиссёр: Валерий Мызников
  • В ролях: Дмитрий Орлов, Ирина Таранник, Илья Соколовский, Евгений Плиткин, Николай Потапов, Егор Владов, Андрей Каверин, Ольга Анохина, Евгений Еськов, Тимур Ефременков

Сюжет[править]

Во время очистных работ срабатывает газозащитное оборудование, обесточив лаву. Но командир горноспасателей(!!!) дает разрешение продолжить работу. В это же время в шахту спускается ламповщица, чтобы отнести одному из горняков лампу. Происходит взрыв и обвал породы. Самолетом из Москвы прибывают спасатели МЧС и берут на себя руководство спасательной операцией, которая осложняется любовным треугольником между ламповщицей, ее мужем — командиром ВГСЧ и его братом — командиром МЧС. Выяснение отношений происходит прямо в шахте, перемежаясь вспышками метана.

Мнение обывателя[править]

Не берусь судить, насколько фильм соответствует действительности с точки зрения шахтёров и горноспасателей, насколько правдоподобна эта история — я не специалист в этой области. Но одно могу сказать утвердительно: кино получилось неправдоподобное, ненатуральное, наигранное, одним словом — ненастоящее. Фальшь чувствуется буквально во всём.
Снимать такое кино о людях, каждый день подвергающих себя опасности быть погребёнными заживо, да ещё и посвящать фильм всем погибшим горнякам и спасателям — это, по меньшей мере, безнравственно по отношению к ним и их семьям! Думаю, что они заслужили более достойного фильма о своей работе!

Мнение шахтера[править]

«Шахта. Взорванная любовь» — это очень трудный фильм. И не потому что в нем показано, как гибнут шахтеры. Одно название чего стоит. Актерский состав тоже не впечатляет (хочешь провалить фильм — пригласи на главную роль Дмитрия Орлова). Но самая главная трудность — подавлять ежеминутное желание выключить его и больше никогда не смотреть. Поскольку фильм — полная лажа. Об отвратительной игре актеров сказано разделом выше, мы же рассмотрим полное незнание материала, которое демонстрируют создатели. Сказать, что фильм полон ляпов — значит, ничего не сказать. Весь фильм является одним большим ляпом.

  • Косвенным признаком того, что на шахте охрана труда и иже с ними очень строгие, может служить тот факт, что все шахтеры носят самоспасатель через плечо, а горный мастер, вообще, как фетишист — ещё и «прибор» так же напялил. Поэтому как минимум странно, что ламповщица спускается в газовую шахту, чтобы поменять шахтеру лампу, да еще и не берет с собой самоспасатель. И действительно, зачем он ей? Она же всего на 5 минут, туда и обратно. Хотя, конечно, и муж у неё стояковый, в случае чего отмажет.
  • Идея с «телевизионщиком», спускающимся в шахту с камерой — полный бред. Допуск ЛЮБОЙ электрической техники и аппаратуры (включая фотоаппараты и кинокамеры), не прошедшей испытания на взрывозащиту и искробезопасность и не имеющей соответствующего разрешения, в газовые шахты категорически запрещен. Никто и никогда не посадит такого олуха в клеть.[1]
  • По мнению создателей фильма работа шахтеров — всем звеном стоять у ленточного конвейера и следить как уголь идет по ленте, изредка поправляя ролики.
  • Главный герой — представитель ВГСЧ (судя по погонам, что-то вроде командира отделения) — почему-то выполняет функции диспетчера шахты, главного инженера и начальника участка одновременно. Видимо, подрабатывает. При этом многократно и грубейшим образом нарушает требования безопасности, а когда происходит авария только болтает по телефону и очень сильно «переживает» за случившееся.
  • «Фуфайка» — это самый примитивный способ обхода аппаратуры автоматизированной газовой защиты. На самом деле их много, в том числе достаточно изощренных. Об этом в фильме ни слова. В то же время, накрыв аппарат сигнализации и управления (а не датчик метана) невозможно обмануть газозащитное оборудование. Но у сценариста свое видение. Ведь во всех газетах пишут, что шахтеры накрывают датчики фуфайками, поэтому будет так.
  • После того как аппаратура газоконтроля вырубила электричество, лаву невозможно запустить до тех пор, пока не снизится концентрация газа. В фильме это происходит несколько раз, пока одному из работяг не надоедает.
  • Клеть (которую герои называют «лифтом»), точнее её подъёмная машина, запитывается с поверхности и при срабатывании газозащитного оборудования не может быть обесточена, а тем более ВЕНТИЛЯТОР ГЛАВНОГО ПРОВЕТРИВАНИЯ. И не забываем про депрессию естественной тяги (хоть и не зима на улице), так что расход воздуха в стволе ну никак не сможет за столь короткое время достичь значения близкого к нолю, даже при выведении из строя ВГП.
  • Взрыв метана по размеру и силе довольно таки отличается от вспышки факира изо рта.
  • В случае аварии на шахте организуется командный пункт (КП), куда доступ посторонним запрещен (в фильме ламповщица зашла как к себе домой, да еще оставила на столе самоспасатель). На КП должны находится главные специалисты шахты и ВГСЧ, а не два мужика, делящие женщину. Показанный в фильме «объединенный штаб» МЧС и ВГСЧ — это полный бред. Директор шахты и главный инженер, вероятно, не были предусмотрены бюджетом, поэтому в фильме их вообще нет.
  • Если вытащить загубник самоспасателя изо рта на пару минут, как неоднократно делали наши любимые герои, он перестаёт работать. И кстати, самоспасатель не «включают» — в него включаются.
  • Герои ходят по выработкам без касок, при этом чуть ли не у каждого при себе сигареты и спички[2].
  • Спасатели МЧС не спускаются в шахту. Спасением людей в шахте и ликвидацией последствий аварии занимаются ВГСЧ и рабочие шахты. Но похоже, фильм снят по заказу Сергея Шойгу, поэтому главные герои в нем МЧС-ники, а горноспасатели (в лице Васька представленные полными лохами) — на подхвате.
  • Горноспасатели спускаются в шахту не с пустыми руками, у них есть специальное оборудование, с помощью которого можно было приподнять балку, придавившую журналиста. Но для большего драматизма журналисту отрезают руку.
  • АБК сотрясается от взрыва, в то время как в шахте ползают живые люди.
  • Выжигание метана (эффектно полыхнувшего за спиной старшего брата) ценой своей жизни — это вообще бред полнейший.
  • Шахтеры показаны какими-то имбицилами. Сидят и ждут команды диспетчера, а тот им десять раз повторяет, что идти нужно к стволу и никуда не сворачивать, видимо опасается, что те в забуте распилы сушить начнут.
  • Интерферометром не замеряют окись углерода (CO), а ведь именно она — самый опасный продукт горения (взрыва) метана, но горный мастер советует своим подчиненным снять самоспасатели.
  • 2 % метана допускается только в слоевых скоплениях. Конвейер, вроде как, на свежей струе находится, где напругу должно выбивать уже при 0,5 % CH4.
  • Очень обидно за образ горноспасателей-эмчеэсовцев. Уже даже милиция сдерживает невесть откуда набежавших родственников, а они думают на ромашке гадают: идти-не идти. Аббревиатура ПЛА для них, вероятнее всего, не дописанное слово «план» или «планокур».
  • Уважаю С. К. Шойгу, но то, что делает его PR-овская братия не выдерживает никакой критики. Фильм — полная профанация и вопиющая безграмотность. Воспринимается, как прямое оскорбление труда не только шахтеров, но и горноспасателей. Жалко актеров, потерявших здесь свое лицо. Особенно жалко бюджетные деньги, израсходованные на съемки этой бездарной картины.

Мнение горноспасателя[править]

Примечания[править]

  1. Это по уму так должно быть, конечно. В то же время, имеем возможность видеть по ТВ сюжеты из шахт, в том числе сверхкатегорийных, снятые местными телекомпаниями и есть большие сомнения, что не используются самые что ни на есть обычные камеры.
  2. Есть мнение, что придурку, пронесшему в газовую шахту спички/сигареты, свои же товарищи засунут их в известное место.