Всеобщая забастовка в Донбассе в 1993 году

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Всеобщая забастовка в Донбассе в 1993 году — крупнейшая забастовка шахтеров Донбасса, переросшая во всеобщую забастовку предприятий Донбасса, проходившая 7 — 20 июня 1993 года. На ней звучали не только экономические, но и политические требования — восстановить отношения с Россией и дать Донбассу широкую автономию. Выполнение правительством экономических требований не принесло облегчения, политические требования выполнены не были.

Начало забастовки[править]

Поводом для забастовки послужило многократное (в 3-5 раз) повышение государственных цен, предпринятое украинским правительством, без соответствующей индексации заработной платы. Повышение цены на копченую колбасу до 30 тыс. карбованцев за килограмм, а полукопченую, которая являлась главным компонентом шахтерских тормозков, до 20 тысяч карбованцев, при зарплате шахтера 120—180 тысяч, резко увеличило социальное напряжение на предприятиях.

События развивались следующим образом. В понедельник, 7 июня, правительство повысило цены на продукты питания. В 13.30 шахта им. Засядько стихийно забастовала. Первая смена, не знавшая о повышении цен, вышла на работу. Вторая смена уже знала о повышении и почти в полном составе (около 300 человек, за исключением тех, кто был занят в работах по поддержанию забоев в рабочем состоянии) пошла к зданию райисполкома.

Когда колонна подошла к зданию райисполкома, районные руководители уже знали о случившемся. Председатель исполкома Рыбаков вышел к шахтерам, чтобы выслушать их требования. Поскольку к забастовке никто не готовился, выступления были разобщенные, требования смутные, неопределенные. По распоряжению Рыбакова шахтерам выдали бумагу, чтобы они ясно сформулировали, что, собственно, хотят. К 16 часам были окончательно сформулированы следующие требования.

ТРЕБОВАНИЯ
жителей независимой Украины

В связи с повышением цен, а, следовательно, понижением уровня нашей жизни, мы не можем и не хотим умирать от голода.

МЫ ТРЕБУЕМ:

  1. Рассмотреть немедленно Верховному Совету вопрос о снижении грабительского подоходного налога.
  2. Пересмотреть вопрос о ценах (региональная разница цен и их астрономические цифры).
  3. Рассмотреть Верховному Совету вопрос о выплате заработной платы, в случае отсутствия наличных денег, производимой продукцией, с последующим разрешением на продажу ее.
  4. Верховному Совету рассмотреть закон о декларировании доходов каждого гражданина Украины.
  5. Обязательно поднять минимальную пенсию и заработную плату до нормального жизненного уровня.
  6. Отставки Верховного Совета, так как ныне существующий не является волеизъявителем народа.
  7. Отменить декреты правительства, направленные на снижение жизненного уровня граждан Украины.
  8. Провести индексацию вкладов населения.
  9. Формирование государственного бюджета снизу вверх.

Члены городского стачкома связывались с профсоюзами, а иногда и директорами шахт и просили о поддержке. Поскольку директора оказались в такой же безвыходной ситуации, что и рабочие, уговаривать никого не приходилось. Однако в первый день ни одна шахта, кроме шахты им. Засядько, не остановилась полностью.

Распространение забастовки[править]

Вечером, когда третья смена шахты им. Засядько и делегации от пяти шахт прибыли на городскую площадь, по инициативе городского стачкома были избраны представители шахт для того, чтобы обсудить «под что бастуем», то есть определить приоритеты. После часовой дискуссии по предложению сопредседателя стачкома Михаила Крылова решено было остановиться на трех основных требованиях:

  1. Региональная самостоятельность.
  2. Референдум о доверии Советам всех уровней.
  3. Референдум о доверии Президенту.

На второй день на забастовавших предприятиях стали появляться стачкомы, и первоначальная стихия постепенно начала входить в организованное русло. Была избрана группа в составе 5 человек из представителей шахт, находящихся на площади, для ведения переговоров от лица города с правительственной комиссией, вечером 8 июня прилетевшей в Донецк.

Переговоры с правительственной комиссией[править]

Комиссия из 11 человек, возглавляемая вице-премьером Виктором Пинзеником, отказалась обсуждать политические требования бастующих, сославшись на свою некомпетентность решать подобные вопросы и предложил инициативной группе изложить экономические требования. После такого заявления инициативная группа покинула помещение, так как было принятое «площадью» решение не вступать в переговоры по экономическим вопросам до решения вопросов политических.

Переговоры продолжили генеральные директора угольных концернов Донецкой области и директора крупнейших предприятий Донецка во главе с мэром города Ефимом Звягильским (еще два месяца назад работавшим директором шахты им. Засядько). Директора формулировали требования, которые затем рассматривались правительством как требования бастующих шахтеров. Присутствовал также один представитель ПРУП, что позволило Пинзенику заявить, что «в переговорах участвовали представители профсоюзов».

9 июня продолжались выступления на городской площади. Было принято решение направить представителей от шахт на промышленные предприятия Донецка для того, чтобы помочь трудовым коллективам подключиться к забастовке. Было направлено требование к президенту выступить по национальному телевидению, и потому площадь ждала, что скажет президент. Президент Украины Леонид Кравчук выступил лишь вечером 10 июня. В своей 35 минутной речи он даже не упомянул о событиях в Донбассе, смутно намекнув на какие-то силы, которые используют в своих интересах разногласия между восточными и западными районами Украины.

В пятницу, 11 июня, в Донбассе бастовало 202 шахты. После выступления Кравчука городской стачком выдвинул требование установления контроля над банками региона с тем, чтобы средства не перечислялись в Киев.
Во второй половине дня был выбран городской координационный совет (КС) (72 человека, в том числе 3 женщины) и состоялось его первое заседание, где избрали рабочую группу в составе 7 человек, официально взявшую на себя руководство забастовкой.
К этому времени многие представители других городов связались с Донецком как центром забастовки. В свою очередь, и донецкий городской стачком сделал многое для координации действий бастующих разных городов и областей.

12 и 13 июня никаких действий бастующие не предпринимали. Люди стали относиться к забастовке так же буднично, как и к работе — большинство разъехались по дачам и садовым участкам. В выходные дни площадь кипела на медленном огне и ожидала заседания сессии Верховного Совета.
Вечером 12 июня местное телевидение передало сообщение о назначении мэра Донецка Ефима Звягильского первым вице-премьером Украины. Это дало почву для кривотолков и слухов о том, что забастовка на шахте им. Засядько была спровоцирована «сверху», и посеяло недоверие в среде бастующих. Ефим Звягильский, со своей стороны, стал настойчиво предлагать бастующим сесть за стол переговоров. Одновременно он пригласил на беседу директоров предприятий и «генералов» угольных концернов и предпринял попытку заручиться их поддержкой. Лидеры забастовки знали об этой встрече и находились в постоянном напряжении, не исключая возможности достижения соглашения между директорами и Звягильским. Психологическое давление было очень сильно, поскольку многие понимали, что Звягильский может договориться с директорами и официальными профсоюзами за спинами бастующих. Однако директора не решились идти против рабочих.

13 июня информационная блокада была прорвана. На заседании КС объявили, что украинское телевидение передало полную информацию по Донецку, Горловке, другим городам за всю неделю. Донецкое телевидение начало объективно освещать ход забастовки через три дня после её начала.
Общее настроение было таково: дело сдвинулось с мертвой точки, молчание центральных средств массовой информации удалось прорвать, и нужно продолжать давление. Демонстрация должна стать мощным фактором влияния на правительство и Верховный Совет, и от её массовости и организованности будет зависеть исход забастовки.
Принимается решение: даже в случае начала переговоров по экономическим вопросам забастовку не приостанавливать.
К этому времени проявилась одна особенность — постоянные митинги на площадях — только в шахтерских (и то не во всех) городах. В других городах бастовали на предприятиях, на площади выходить не решались. Это позволило украинским и городским властям делать вид, что ничего не происходит.

14 июня в 10 часов начинается многолюдный митинг. Общее количество участников подсчитать невозможно. В 12.00 в здании общественно-политического центра, примыкающем к горисполкому, началось заседание межобластного координационного центра. Политические требования, подписанные представителями МКЦ, были переданы по факсу в Верховный Совет, с тем, чтобы «додавить» сессию, начавшуюся в 16.00. Сессию транслировали по радио, многочасовые дискуссии между депутатами в этот день ни к чему не привели.

15 июня Президент Леонид Кравчук выступает с инициативой проведения референдума о доверии Президенту, предполагая что этот вопрос не будет решен Верховным Советом положительно. В то же время это была попытка самообеления, перехвата инициативы и работа на укрепление авторитета, мол, референдум проводится по инициативе Президента. КС Донецка проводит свое заседание и заявляет Верховному Совету Украины, что если 15 июня 1993 г. не будет принято решение по политическим требованиям, утвержденным на городском митинге 8 июня, КС вынужденно приступает к более жестким мерам гражданского неповиновения:

  1. Пикетировать банки и предприятия.
  2. Провести сидячую забастовку на основных автодорожных магистралях при въезде в Доненк (18 июня).
  3. Организовать марш «пустых кастрюль» (17 июня).
  4. Направить в города Краматорск и Мариуполь своих представителей для активизации там забастовочной деятельности.
  5. Определить отрасли народного хозяйства, работающие на жизнеобеспечение города.
  6. Установить контакт с бастующими предприятиями Киева.
  7. Придать донецкому координационному совету статус юридического лица с открытием банковского счета и созданием на его базе забастовочного фонда.
  8. Направить представителей на небастующие предприятия Донецка для проведения агитации с целью подключения этих предприятий к забастовке.
  9. Обратиться к международным профсоюзам с просьбой о поддержке бастующих трудящихся Донбасса

Как и предполагалось, по итогам голосования предложение о референдуме на сессии не прошло. КС с помощью городского стачкома стал готовиться к проведению акции гражданского неповиновения.
17 июня состоялся марш, который, по общему мнению, был более многочисленным, чем предыдущий. По сообщению прессы, «забастовка, начатая донецкими шахтерами, стала всеобщей на Украине. Стоят 230 из 250 шахт, около 40 шахтостроительных управлений, 400 предприятий металлургической, машиностроительной, химической промышленности, других отраслей».
В 11.00 вопрос о референдуме был решен.
В 18.15 начинаются переговоры со второй правительственной комиссией, возглавляемой Ефимом Звягильским. Из 34 требований, выдвинутых бастующими, многие, касавшиеся финансовых вопросов, не могли быть решены на месте, требовались консультации с премьер-министром Леонидом Кучмой. К полуночи набралось восемь таких требований, касающихся увеличения минимальной зарплаты, выплаты наличных денег, снижения процента отчислений в бюджет Украины, индексации заработной платы и т. д. Участники переговоров разошлись в первом часу ночи, заручившись обещанием Звягильского в 8 утра созвониться с Кучмой для решения наиболее важных финансовых вопросов.

18 июня Звягилевский огласил результаты своего разговора с Кучмой. Кроме увеличения тарифной сетки первого разряда до 20700 карбованцев и обещаний увеличить зарплату шахтеров до 300—400 тысяч карбованцев, никакого прогресса не наблюдалось. Поднять уровень минимальной зарплаты, от которого идут многочисленные начисления, материальная помощь и т. д. (всего идут доплаты и выплаты от уровня минимальной зарплаты по 12 законам, принятым на Украине), правительственная комиссия отказалась. «Денег в Украине нет». В то же время та часть требований, которая учитывала интересы директорского корпуса и была направлена на возврат госпредприятиям штрафов за превышение фондов потребления, дотаций и т. п., была принята. Директора получили то, что требовали, и перестали быть стороной, заинтересованной в продолжении забастовки.

Окончание забастовки[править]

Рабочая группа МКЦ приняла решение приостановить забастовку и 19 июня приступить к работе. После того как 19 июня в первом часу ночи был зачитан протокол, подписанный правительственной комиссией и рабочей группой МКЦ, он был освистан стоящими на площади шахтерами, решившими продолжать забастовку. Забастовка вступила в стихийную фазу.

На шахтах началось давление на рабочих. На большинстве шахт автобусы, возившие людей на площадь, больше не предоставлялись. Отключена телефонная связь между шахтами. Радикально настроенные забастовщики предпринимают попытку послать представителей от площади на предприятия, чтобы вновь втянуть их в забастовку, но это затея не удается. Нет связи, нет транспорта, нет организации. 19 июня с утра, как обычно, идет митинг. Однако, связи между шахтами нет, и никто не знает, кто в городе бастует, кто — нет, не говоря уже о других городах. Вечером на площади остаются лишь представители шахт им. Засядько, «Лидиевки» и им. Скочинского. Утром 20 июня забастовка закончилась.

Результаты забастовки[править]

Вопрос о референдуме завис в воздухе, а к осени и вовсе был снят — со стороны правительства прозвучало заявление о том, что в сложившейся обстановке проводить референдум смертельно разорительно. Повышение цен не спасло правительство; рабочие в результате забастовки лишь временно подправили свои нищенские бюджеты — уже через два месяца правительство вновь провело централизованное увеличение цен. Единственным человеком, выигравшим в результате этой забастовки, оказался Ефим Звягилевский. За четыре месяца до забастовки он был директором шахты им. Засядько. За два месяца до происходящих событий Звягильский избирается мэром города Донецка. На четвертый день забастовки его назначают первым вице-премьером правительства Украины.

См. также[править]

Через два месяца, 7 сентября цены на основные продовольственные и промышленные товары были повышены в среднем в 3 раза при сохранении у населения прежнего уровня заработной платы. Все повторилось вплоть до мелочей.

Источники[править]

  • Борисов В. А. Забастовки в угольной промышленности