Владимир Новиков. История Карагандинского угольного бассейна/Глава 1

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Глава 1. 1900—1909 годы[править]

Так начиналась Караганда[править]

Так начиналась Караганда

Согласно легенде, устным преданиям, в 1833 году пастух Аппак Байжанов обнаружил в урочище Караганды-Басы черные камешки, которые хорошо горят. Летом 1847 года петропавловский купец II гильдии Никон Ушаков со своими помощниками Я. М. Тосиным и С. И. Бушуевым подали заявки в Акмолинский окружной приказ об открытии 12 месторождений медной, свинцовой руды и каменного угля. Каменный уголь был открыт в районе речки Сокур, то есть в пределах границ современного Карагандинского угольного бассейна.

1 апреля 1848 года был составлен акт о покупке урочища Сокур площадью 100 кв. верст у баев Кошкарбая и Саттыбая Долумановых. 26 октября 1854 года Никон Ушаков сделал заявку в Акмолинский окружной приказ об открытии месторождения каменного угля в урочище Караганды-Басы. В 1857 году департаментом горных и соляных дел было выдано компании свидетельство о дозволении строительства медеплавильного завода при урочище Ак-Бюрат-Адыр между сопок Сорана и Байдаулета в 40 километрах от месторождения каменного угля Караганды-Басы. В том же году началось строительство Спасского медеплавильного завода. Одновременно на Карагандинском месторождении начата добыча угля «вразнос», то есть открытым способом.

В лучшие годы (семидесятые-начало восьмидесятых) по объему выплавки и качеству меди Спасский завод уступал лишь Нижнетагильскому заводу потомков Демидовых. В 1886 году хозяева Спасского завода, вдовы Рязановы, приостановили работу завода, рудника и копи. В 1885 году закончился льготный период работы завода, и с 1886-го хозяева завода должны были платить немалые налоги и сборы в казну. Этот фактор, а также падение цен на медь вынудили хозяев остановить производство. Консервация завода продолжалась около 12 лет. За это время металлургические печи и другое оборудование пришли в ветхость. Успенский рудник был затоплен. Лишь в 1898 году Рязановы приступили к восстановлению своих предприятий: завода, рудников, копей. На это требовались немалые средства, которых у Рязановых не было.

Первоначально хозяева наняли техника, который обещал за 26 тысяч рублей выплавить в год 15 тыс. пудов штыковой меди. Однако завод, рудник и копи были настолько в плачевном состоянии, что выделенная сумма быстро кончилась, а выплавлено меди было всего-то 48 пудов. Хозяевам пришлось сменить управляющего. Новый управляющий Оборинов обещал за 150 тыс. рублей выплавить 30 тыс. пудов чистой меди. Но, как оказалось, и этот договор было невозможно выполнить, но дело сдвинулось. В старых корпусах завода были построены новые шахтные печи. На Успенском руднике была откачана вода, и с января 1901 года возобновили добычу руды. Были установлены паровые машины и одна воздуходувка. Доставленную на Спасский завод руду дробили вручную, складывали в кучи по 8-10 тыс. пудов, смешивали с углем и поджигали. Обжиг продолжался до трех недель.

В 1900 году на Спасском заводе работало 145 человек. Было проплавлено 131,6 тыс. пудов медной руды, при этом израсходовано 321,3 тыс. пудов каменного угля и выплавлено 7,3 тыс. пудов чистой меди. За 6 лет с начала восстановительных работ было проплавлено более 902 тыс. пудов руды и выплавлено 70 тыс. пудов штыковой меди. На восстановление завода, рудников и копей было израсходовано 1,28 млн руб.
Себестоимость 1 пуда меди составила 17 руб. 47 коп, а продавали по 12 руб. Завод вместо прибыли приносил хозяевам одни огорчения и немалые убытки. Завод, рудник, копи нуждались в дальнейшей модернизации и капвложениях. И Рязановы решили их продать. В газетах Петербурга и Екатеринбурга появились рекламные объявления о продаже Спасского медеплавильного завода.

Новый хозяин Спасского завода[править]

Так доставляли уголь, добытый в Карагандинских копях

На Спасский завод приехала группа экспертов, геологов, металлургов, горняков. Среди них были и иностранцы. Особенно пристально они изучали Успенские рудники. Спускались в шахту «Анненская». Результатами остались весьма довольны. Ведь содержание меди в руде было не менее 25 %. Эти эксперты были посланы предприимчивым французом Клодом Эрнестом Жаном Карно, сыном бывшего французского президента, на предмет приобретения Спасского завода. Карно знал, что в новом, XX веке спрос на медь будет быстро расти. Ведь Европа уже вовсю электрифицировалась. А без меди это было невозможно. И Карно решился на покупку, но Спасский завод находился в степных областях Западной Сибири, где иностранцам запрещалось заниматься горным промыслом. Это создавало существенные трудности. Для достижения цели Клоду Карно пришлось использовать влияние и авторитет отца, его связи с российскими верхами, и он добился успеха. С 1 июля 1904 года Рязановы сдали Спасский завод со всеми владениями, рудниками и копями в аренду на 3 года московскому дворянину П. Ф. фон Штейну, подставному лицу К. Э. Карно, а в сентябре 1904 года «… с высочайшего соизволения разрешено К. Э. Карно приобрести в срочное пользование, а затем в собственность для целей горнопромышленной эксплуатации принадлежащие Рязановым и жене купца Козицына в Акмолинской области Спасский медеплавильный завод, медные рудники — Спасско-Воскресенский и Успенский, каменноугольные копи: Саранскую и Карагандинскую…».

На Спасском заводе сразу же приступили к строительству четырех больших шахтных печей, к модернизации оборудования завода.
На Успенском руднике на шахте «Анненская» взамен ветхого надшахтного здания было построено новое — каменное, просторное, с 50-футовым копром, снабженным паровой машиной, тремя насосами, компрессором, четырьмя паровыми котлами. На шахте «Владимирская» Успенского рудника произведены углубка ствола, разведочные работы путем бурения скважин машиной с алмазным режущим органом, пройдена система горных выработок — на все эти работы было затрачено 200 тыс. рублей. Производительность Успенского рудника предусматривалось увеличить до 2 млн пудов в год.

На Карагандинских копях (на шахте «Васильевская») к 1905 году были отработаны запасы угля до глубины 12 сажен (около 24 м), то есть, как считалось в те годы, до уровня водоносного горизонта. И новые хозяева заложили новую шахту глубиной в 37 сажен (около 75 м) с зумпфом для откачки воды. Было построено надшахтное здание с паровой подъемной машиной. Подъем угля предусматривался клетями в вагонетках. Были установлены 5 паровых котлов, построены цеха для кузнечных и слесарных работ. Новую шахту назвали именем хозяина «Карно», а один из самых мощных пластов назвали по имени дочери Клода Карно. А любимой своей дочери Карно дал имя республики Франции — Марианна. Тогда это было модно. Вспомним, что в начале века австрийский консул купил автомобиль фирмы «Даймлер» и назвал его именем своей красавицы дочери Мерседес. Фирма широко использовала имя красавицы для рекламы автомобиля. Так появился «Мерседес», ныне один из самых престижных автомобилей. А имя дочери Клода Карно Марианны осталось за двумя угольными пластами Карагандинского бассейна: К12 — «Верхняя Марианна» и К1 — «Нижняя Марианна».

Модернизация Спасского завода, углубление горных работ на Успенском руднике и строительство новой угольной шахты потребовали немалых средств, при этом жилищные условия рабочих на руднике и копях оставались тяжелыми. Рабочие жили в тесноте, до пятнадцати семей в одном бараке. Детям рабочих было негде учиться. Лишь на Спасском заводе была (с 1902 года) начальная русско-киргизская школа. В начале века по Европе и России прокатилась волна стачек и забастовок. Россия вступала в полосу революций. В декабре 1905 года забастовали рабочие на Успенском руднике, и был создан «Русско-киргизский (казахский) союз». Во главе союза встали уральский рабочий П. Н. Топорнин и казах Алимжан Байчагиров. Чего же требовали забастовщики? Снижения цен на продукты, отпускаемые им заводской лавкой, которые были искусственно завышены, повышения зарплаты на 15-25 %, обеспечения непромокаемой рабочей одеждой в мокрых забоях, создания на руднике русско-киргизского училища, улучшения бытовых условий. Администрация завода отказалась удовлетворить требования забастовщиков, и 9 декабря была объявлена всеобщая стачка.

С 10 декабря к горнякам Успенского рудника присоединились шахтеры Караганды. Противостояние забастовщиков и администрации носило упорный характер, и управляющий был вынужден удовлетворить некоторые требования забастовщиков. По окончании забастовки активные ее участники были уволены и высланы с рудника. Но хозяева были вынуждены построить новые жилые помещения для рабочих, больницу, школы, молитвенные дома. На Карагандинской копи были также построены новые бараки и дома, создана больница на 10 коек.

Из воспоминаний старого шахтера[править]

Мне, автору данного материала, в своей жизни пришлось встретиться и беседовать с четырьмя людьми, которые в начале века жили и работали на Спасском заводе или Карагандинских копях. Крепильщик Сергей Петрович Денисенко вспоминал: «Меня не хотели принимать на подземные работы, молод еще, 15 лет. Но отец все-таки упросил подрядчика Глебина и фельдшера. Вскоре партия крепильщиков — отец, старший брат и я — спустились в шахту Карно. Нас, новичков, «отпевали»: подводили целовать доску, где отмечались вагонетки, выданные на-гора, мазали углем, крестили лампой — таков был обряд первого спуска в шахту. Так началась моя шахтерская жизнь. Рабочий день длился 11-12 часов. Спускались в шахту и поднимались на-гора по лестницам ствола. Трудно было зимой. Один раз я сорвался, но, слава Богу, обошлось. Воды в штреке много. Вылезешь — одежда мокрая. Пока до дома дойдешь — одежда колом. Дома выпьешь водки, чтобы душа оттаяла, и крутишься около печки, пока спецовка оттает, чтобы снять ее.
Добывали уголь следующим образом. Шахтеры располагались в забое на небольшом расстоянии один от другого. Вначале производили зарубку щели со стороны кровли.
При этом шахтеры опирались коленями на «лавку» — небольшой уступ, оставляемый у почвы пласта. Затем клиньями и балдой отбивали эту «лавку» и по слоям кливажа сверху вниз снимали подрубленный уголь до образования первоначального уступа. Так от этих уступов, или «лавок», и образовался горный термин «лава», или очистной забой.
Крепильщик за смену зарабатывал 1 руб., его помощники — 90 копеек. Наряд — установить 5 деревянных рам. Но лес мы заготавливали сами на поверхности и сами доставляли его к месту крепления.
— Ну, а что можно было купить на вашу зарплату? — интересовался я.
— Тогда продукты были сравнительно недорогие. Баран стоил 2 руб. 50 коп., корова — 13-18 рублей, мука — 17-18 копеек пуд. Водка тоже дешевая была. Но жили тесно, в бараках, на нарах, духовной жизни никакой».
Так жили шахтеры Караганды в первом десятилетии XX века.

Акционерное общество «Спасские медные руды»[править]

Спасский медеплавильный завод

В производстве меди по-прежнему весомую статью расходов составляли транспортные издержки, в особенности на доставку угля из Карагандинских копей на Спасский завод. Уголь доставляли в бричках на верблюдах и волах. Особенно трудно было обеспечить завод углем в зимнее время. Первоначально были закуплены 2 автомобильных поезда, но грунтовые дороги между копями и заводом не позволили их использовать. Колеса вязли в грунте.

В 1906 году было начато строительство железной дороги между Карагандинскими копями и Спасским заводом протяженностью 40 верст. Дорога была построена в 1908 году. Были привезены из Англии 6 паровозов, 95 платформ и 3 вагона. Это была первая железная дорога на территории Карагандинской области. Впервые засвистел гудок, и паровоз двинулся по рельсам. Это была фантастика! Чтобы посмотреть «шайтан-арбу», кочевое население приезжало за десятки километров. Этот паровоз в степи был символом нового века.

К 1907 году затраты на оборудование предприятий достигли 6 млн руб., но и этого было недостаточно, чтобы вывести завод, рудники и шахты на уровень современной техники.

1 июля 1907 года окончательно сформировалось акционерное общество «Спасские медные руды» с основным капиталом в 3 миллиона фунтов стерлингов. Начался новый период в жизни Спасского завода, рудника и копей.

В 1908 году на заводе был введен новый технологический процесс — бессемерования штейна. Для этого были построены 2 отражательные печи и 2 конвертера. В результате была получена более качественная черновая медь.

В 1909 году на Спасском заводе работали 510 рабочих, на Успенском руднике — 311 человек, на угольных шахтах — 152 человека. Всего 973 человека. В 1909 году было добыто 886 тыс. пудов руды и 2 млн 76 тыс. пудов угля, выплавлено 141 тыс. пудов меди.

Первое десятилетие на Спасском заводе и Карагандинских копях заканчивалось ожиданием новых перемен.

См. также[править]



Creative Commons License Данный текст/изображение/группа изображений, созданный автором по имени Владимир Новиков, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений (Attribution-NonCommercial-NoDerivs) 3.0 Unported.
Основано на произведении с www.novikovv.ru.