Владимир Новиков. История Карагандинского угольного бассейна/Глава 9

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Глава 9. Восьмидесятые[править]

Дела подземные[править]

В 80-е годы производственное объединение «Карагандауголь» было одним из самых крупных в отрасли. Это было объединение-гигант, в состав которого входили 26 шахт, 3 разреза, 8 обогатительных фабрик и 6 установок, 4 завода по ремонту горно-шахтного и горнотранспортного оборудования, автоуправление, трест «Карагандауглестрой», специализированное шахтомонтажно-наладочное управление, научно-исследовательский институт, информационные и нормативно-исследовательские службы. Деятельность объединения обеспечивали свыше 70 тысяч работников.
В 1980 году на шахтах и разрезах ПО «Карагандауголь» было добыто 48,6 млн т., в том числе на шахтах — 43,6 и разрезах — 5 миллионов тонн. В 1987 году горняки объединения добыли наибольшее за всю историю количество угля, в том числе на шахтах — 43,9 млн т., на разрезах — 8,5 млн тонн. Участки, добывавшие 500 тысяч тонн угля и более, были теми могучими локомотивами технического прогресса, которые тянули за собой другие коллективы бассейна, прокладывали пути достижения высокой производительности труда.

Среди передовых добычных участков началось соревнование за добычу миллиона тонн угля в год. В 1982 году участок № 3 шахты «Шахтинская», возглавляемый Н. И. Гладких, добыл свыше миллиона тонн угля. В последующие годы этот коллектив неоднократно (1983, 1984, 1986 годы) преодолевал эту труднодостижимую планку, а в 1987 году было добыто 1181457 тонн угля. Участок № 1, шахты им. Костенко, возглавляемый В. П. Литвиновым также четырежды (в 1983, 1984, 1985 и 1987 годы) добывал свыше миллиона тонн угля. На этой же шахте участок, возглавляемый О. Г. Руффом, не раз добывал свыше миллиона тонн угля в год из 2 лав по верхнему и нижнему слою пласта К12 «Верхняя Марианна». В 80-е годы хорошо трудились А. К. бригады Романюты («Северная»), В. И. Белика (им. Горбачева), А. И. Артищева («Саранская»), В. В. Ищенко («Тентекская»), П. А. Васильева (Кировская), В. И. Острука (им. 50-летия СССР), О. И. Кулицкого («Сокурская») и другие.
В 80-е годы отличных результатов добивались проходческие бригады Героев Социалистического Труда Р. Э. Литмана, Н. П. Васильева, В. Н. Заведеева, А. А. Дончака, лауреатов Государственной премии СССР — И. И. Фабера, М. И. Курникова.
Но даже высокопроизводительная работа передовых добычных и проходческих бригад и участков не могла существенно изменить все ухудшающуюся ситуацию в бассейне, хотя он был одним из самых высокомеханизированных в угольной отрасли, и объединение занимало одно из ведущих мест по нагрузке на шахту и на лаву. Среднемесячная производительность труда рабочего по добыче падала и за пять лет до 1985 года она снизилась почти на 10 тонн.
Лишь с 1986 года этот показатель на шахтах стал медленно расти вверх.

В течение всего десятилетия техническую службу бассейна возглавлял С. К. Баймухаметов. За эти годы были созданы и внедрены прогрессивные технологические схемы разработки угольных пластов с применением мехкомплексов нового технического уровня, разработаны комплексные методы дегазации высокогазоносных пластов угля, утилизации метановоздушной смеси осуществлялась конвейеризация и бункеризация угля. На шахтах бассейна широко внедрялась технология выемки с прямоточной схемой проветривания и повторным использованием выработок.
Многое делал для повышения эффективности производства, улучшения его социальной сферы генеральный директор ПО «Карагандауголь» Н. А. Дрижд. Его девизом было: «Не ждать указаний сверху, не бояться проявлять инициативу». Неустанной практической работой он стремился избавиться от накопившихся проблем в бассейне. Вот одна из них. Только под Новым городом в недрах земли имеется свыше 1 миллиарда тонн угля. В зону подработки попадало около 400 тысяч квадратных метров жилья, более 200 промышленных и соцкультобъектов. И семьи, проживающие на подрабатываемых площадях, необходимо было обеспечить жильем. В очередях на получение и улучшение жилплощади числились многие тысячи человек. В 12-й пятилетке для горняков было построено жилья в два раза больше, чем в одиннадцатой. По инициативе Н. А. Дрижда главный упор был сделан на возведение домов и квартир хозспособом и собственными силами. Но жилья, детских садов, школ, медучреждений не хватало. Н. А. Дрижд решился создавать собственную строительную базу. Построили свой кирпичный завод, ввели в строй цех крупнопанельного домостроения. В 1987 году жилищные условия улучшили более 16 тысяч семей. Неподалеку от Майкудука быстро рос микрорайон «Шахтерский» из 1300 одно — и двухэтажных особняков. Шахтерам со стажем работы более 15 лет погашалась половина ссуды на строительство дома.
Немало делалось и для решения продовольственной проблемы. ПО «Карагандауголь» были переданы три нерентабельных совхоза Тенгизского района. Когда специалисты объединения приехали познакомиться с совхозами, то ужаснулись убогим состоянием домов чабанов, кошар, зданий. Пришлось быстрыми темпами осваивать и эту животноводческую целину. Агросектор объединения составил 5 совхозов, несколько других подсобных хозяйств. Планировалось уже в 1990 году на каждого горняка бассейна производить 33 килограмма мяса и 19 килограммов молока. И в решении продовольственной программы много потрудились Н. А. Дрижд, Н. О. Тулепов, В. П. Коновалов и другие.
Генеральный директор ПО «Карагандауголь» торопился, спешил улучшить работу шахт бассейна, решить жилищную, продовольственную и экономическую проблемы, развивать открытый способ добычи угля и многое ему удалось, но события в стране все более принимали непредсказуемый кризисный характер.

Открытому способу — опережающее развитие[править]

Открытый способ добычи угля на небольшой глубине всегда обеспечивал более высокую (в несколько раз) производительность труда. И генеральный директор ПО «Карагандауголь» Н. А. Дрижд, чтобы повысить эффективность и производительность труда рабочего во вверенном ему объединении, стремился наращивать объемы добычи угля открытым способом.
С 1980 года вновь возобновилась добыча угля на Борлинском каменноугольном месторождении, которое было известно еще в прошлом веке и в небольших объемах добыча угля на месторождении Борлы производилась и в начале тридцатых годов и в 1943 году.
Угленосная свита месторождения включает три пласта угля суммарной мощностью 44,5 м. Угли пластов высокозольные (свыше 40 % золы), труднообогатимые, теплота сгорания сравнительно невысокая. Угольные пласты можно было добывать самым дешевым открытым способом, причем коэффициент вскрыши не превышал 2 м3 на тонну угля. С 1980 года в состав разреза «Куу-Чекинский» был включен разведочно-эксплуатационный участок на Борлинском месторождении. В 1983 году он получил название «Молодежный». Для нарезки траншей и уступов применялись одноковшовые экскаваторы ЭКГ-5а, ЭКГ-8И, вывозку породы и угля производили автомобилями «БелАЗ» грузоподъемностью 27; 40 и 120 тонн. В 1984 году на разрезе было добыто 5 миллионов тонн угля.
С 1985 года по проекту института «Карагандагипрошахт» строится разрез «Борлинский» проектной мощностью 10 миллионов тонн угля в год. Проектом предусматривалась добыча угля роторным экскаватором и доставку угля большегрузными автомобилями, также строительство железной дороги протяженностью 80 километров высоковольтной линии длиной 110 м и водопровод в 17 км. В 1989 году была официально сдана в эксплуатацию первая очередь разреза мощностью 5 миллионов тонн угля в год с использованием для добычи одноковшовых экскаваторов. В том же году было законсервировано строительство второй очереди разреза.

Шубарколь — Чёрная жемчужина[править]

В начале 80-х страна впервые услышала слово «Шубарколь».
В 1983 году геологи Центрально-Казахстанского геологического управления ЦКГУ среди пустынной сухой степи, где безбоязненно гуляли стада сайгаков, обнаружили угольные пласты, причем толщина самого мощного из них достигла 30 метров. Пласты залегали в виде вытянутой чаши. Геологи такую чашу называют «мульдой». И протянулась эта «мульдочка» в длину до 13 километров и в ширину до 5,5 километров. А запасы в открытом Шубаркольском месторождении составило 1,8 миллиарда тонн, причем уголь оказался малозольным, содержание золы в нем от 10 до 16 процентов. Хоть угли были бурыми, но при сгорании они давали тепла столько же, как и каменные. К тому же в углях Шубарколя было обнаружено до 5 процентов ценных гуминовых кислот, которые являются хорошим стимулятором роста растений, удобрением. Словом, была открыта богатейшая уникальная кладовая солнечного камня. Причем пласты угля выходили на поверхность и их можно отрабатывать самым дешевым открытым способом.
Генеральный директор ПО «Карагандауголь» Николай Александрович Дрижд с его неуемной энергией и жаждой деятельности весть об открытии столь богатого месторождения воспринял как «дар божий» и тут же загорелся идеей скорейшего его освоения, решился на уникальный эксперимент. Одновременно с геологоразведочными работами начались работы по его освоению. Он в полной мере знал, что это дело грандиозное, хотя и чрезвычайно трудное и его не остановили, казалось бы, неодолимые препятствия. А это отдаленность месторождения от Караганды почти на 400 километров, от населенных пунктов, отсутствие железной дороги, линий электропередач, воды, даже обычных дорог. Но нет таких препятствий, которые не смогли бы одолеть шахтеры Карагандинского бассейна. Уголь Шубарколя нужен был стране сегодня и завтра. Он позволял также улучшить технико-экономические показатели объединения.
Уже в марте 1985 года, когда еще лежал снег, из Караганды выехал первый автокараван в составе 14 грузовых машин, бензовоза, автокрана, бульдозера. Вслед за ним последовали другие. Все шахты, предприятия объединения помогали строить Шубарколь. Только из управления «Спецшахтомонтаж» на стройках месторождения работало свыше ста человек. Все начиналось с первых колышков. Одновременно строили железную дорогу протяженностью 110 километров, автодорогу от станции Кзыл-Жар, высоковольтную линию электропередач протяженностью 130 километров, водопровод радиорелейной линии. Всего за год вырос вахтовый поселок с общежитиями, столовой, гаражом, клубом, подсобным хозяйством, временным аэропортом и другими постройками. Начались вскрышные работы. Жизнь закипела в пустынном месте. И всем этим гигантским строительством «дирижировал» Н. А. Дрижд. Он сумел одолеть громаду навалившихся дел. Десятки раз он выезжал на строящиеся объекты. Через обком, правительство республики, страны и даже ЦК добивался срочной поставки дефицитного оборудования, материалов. Вся проектно-конструкторскую документацию на строительство разведочно-эксплуатационного разреза «Шубаркольский» мощностью 6 миллионов тонн угля в год, всех его объектов, инфраструктуры, коммуникаций, рабочего поселка городского типа с населением 4,7 тысячи человек была быстро выполнена институтом «Карагандагипрошахт».
Всего через полтора года после начала первых работ из разреза «Центральный» был отправлен потребителю первый эшелон угля. Это была огромная победа, радость сотен первостроителей. Это был еще один трудовой подвиг горняков Карагандинского бассейна. В эти годы освоения угольной целины они работали на пределе своих физических и нервных возможностей: недосыпали, недоедали, работали по 12 часов в сутки, жили вдали от своих семей.
Теперь Шубаркольская целина осталась в их памяти как трудная, но яркая страница в их жизни. До 1990 года на Шубаркольском месторождении было добыто 11 миллионов тонн. Быстро рос и поселок городского типа со школами, детсадами, медсанчастью, магазинами, архитектурными зданиями, спортзалами, бассейнами.

Забастовка шахтеров[править]

11 марта 1985 года генеральным секретарем ЦК КПСС был избран М. С. Горбачев. Началась эпоха перемен. Реформы Горбачева начались под тремя лозунгами: «гласность», «ускорение», «перестройка». Пробуждающаяся страна все больше погружалась в хаос анархии, экономического беспорядка и разрухи. Сложившаяся социальная напряженность в угольной отрасли привела к взрыву, к забастовкам шахтеров в основных бассейнах страны: Донбассе, Кузбассе, Воркуте, Караганде.

19 июня 1989 года началась забастовка шахтеров Карагандинского бассейна. Впервые за многие десятилетия с начала освоения Карагандинского угольного бассейна шахтеры прекратили работу, и вышли на площадь у памятника вождю пролетариата В. И. Ленину. Три дня продолжался непрерывный митинг, и ночью шахтеры не покидали площадь. Один за другим сменялись ораторы с разных шахт, регионов, предприятий. Я тоже слушал эти речи. В них были боль и гнев, надежда, страстное желание сделать жизнь лучше. Кто-то говорил от души, от сердца, а кто-то — и от злобы. Но в большинстве своем шахтеры выдвигали справедливые требования. Забастовкой руководил стачечный комитет, который был преобразован в рабочий. Председателем комитета стал машинист горновыемочных машин шахты «Шахтинская» Петр Шлегель. К бастующим приехал первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Н. А. Назарбаев, заместитель министра угольной промышленности СССР А. Н. Пухтеев, заместитель председателя Совета Министров СССР В. Х. Догужиев. Трудный диалог с бастующими шахтерами вел Н. А. Назарабаев. Диалог транслировался по местному телевидению. Требования бастующих были изложены в протоколе между забастовочным комитетом Карагандинского бассейна и комиссией ЦК Компартии Казахстана, Советом Министров СССР, Минуглепрома СССР и ВЦСПС. Всего было записано 39 требований. Ряд требований был связан с оплатой труда шахтеров и пострадавших. Это введение оплаты за вечерние и ночные часы работы, за время, затрачиваемое шахтерами при передвижении от табельной до рабочего места, по выплате уходящим на пенсию единовременного пособия, об увеличении продолжительности отпуска, об оплате за разборку завалов и пустот по сдельному наряду, об увеличении поясного коэффициента, о льготах при уходе на пенсию.
Шахтеры в соответствии с законом о государственном предприятии выдвинули требования об экономической самостоятельности шахт, об общем выходном воскресном дне, улучшении снабжения области продовольствием. Впервые были выдвинуты экологические требования. Шахтерами также был остро поставлен вопрос о закрытии Семипалатинского ядерного полигона. Большинство требований шахтеров были выполнены.
Забастовка вскрыла многие недостатки в угольной отрасли страны, которые ранее замалчивались и которые необходимо быстро ликвидировать. Вместе с тем жизнь показала, что забастовка — не метод решения экономических и других проблем, которые должны решаться не методами пожаротушения, а в результате реализации тщательно продуманной программы развития угольной отрасли. Забастовки производились в ущерб собственным интересам шахтеров. Добыча угля за год упала на 1,7 миллиона тонн, экономике страны был нанесен огромный экономический ущерб.
Рабочий забастовочный комитет выразил недоверие генеральному директору ПО «Карагандауголь» Н. А. Дрижду, и он подал заявление на увольнение.
Место первого руководителя объединения стало вакантным. Ранее генерального директора всегда назначало Министерство угольной промышленности СССР. Впервые в истории бассейна было решено выбрать «генерала» на альтернативной основе на конференции представителей трудовых коллективов бассейна. На эту высокую должность были выдвинуты: технический директор — главный инженер ПО «Карагандауголь» С. К. Баймухаметов, директор по материально-техническому снабжению и транспорту Э. П. Голубь, директор шахты им. 50-летия Октябрьской революции П. П. Нефедов, директор шахты им. Т. Кузембаева А. Г. Саламатин, и старший инженер дирекции по производству В. А. Стеганов.
На конференции представителей трудовых коллективов бассейна во Дворце культуры горняков, прошедшей 9 сентября 1989 года, генеральным директором ПО «Карагандауголь» был выбран А. Г. Саламатин. Началась новая страница истории бассейна, который вступил в полосу рыночных реформ.
Страна и угольная отрасль все более погружались в полосу глубокого экономического кризиса.

См. также[править]



Creative Commons License Данный текст/изображение/группа изображений, созданный автором по имени Владимир Новиков, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений (Attribution-NonCommercial-NoDerivs) 3.0 Unported.
Основано на произведении с www.novikovv.ru.