Владимир Новиков. История Карагандинского угольного бассейна/Глава 4/Часть 3

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Глава 4. Тридцатые[править]

Первые шаги города[править]

Уже в 1931 году население Караганды составило около 100 тысяч. Это породило массу проблем, которые надо было незамедлительно решать. И 1931—1933 годы были исключительно богаты на события. Все было впервые — первые школы, мехмастерские, кузница, литейные мастерские, кирпичный и деревообрабатывающий заводы, первое автотранспортное предприятие. В 1932 году трест «Карагандауголь» имел уже 70 машин и 700 лошадей. 7 ноября 1931 года вступила в строй первая электростанция мощностью в 1400 киловатт. Загорелись первые электрические лампы. В мае 1931 года недалеко от поселка Большая Михайловка молодыми агрономами из «Агролеса» был заложен питомник, который спустя годы превратился в зеленую зону города, которая называется Зелентрест.

В 1931 году был открыт горный техникум. В первый год в нем обучалось 50, а в 1932 году уже 250 учащихся. В техникуме работали замечательные преподаватели, высланные в Караганду. Химию преподавал профессор Я. Я. Додонов, горное дело и геологию — С. А. Завадский, получивший высшее горное образование еще до революции.
В 1933 году 25 студентов-казахов горного техникума были направлены на учебу в Днепропетровский горный институт.

1931—1933 годы были самыми тяжелыми, даже драматическими в истории Караганды и бассейна. Но одновременно это были героические годы. И надо отдать должное первому управляющему треста «Карагандауголь» Корнею Осиповичу Горбачеву, что он взял на себя такой непосильный труд — за несколько лет в полупустынном краю, за сотни километров от ближайших городов, в степи построить шахты, заводы, индустриальный центр. Это был неутомимый человек, незаурядных организаторских способностей. Он прошел путь от рядового рабочего, саночника, крепильщика, забойщика на шахте Донбасса до крупного хозяйственника, руководителя производства. Он, как никто другой, видел горькую участь спецпереселенцев, видел, каких жертв стоит непродуманность и поспешность «стратегов социализма», но он должен был быть проводником партии, выполнять железную волю «отца народов». И он выстоял, потому что поверил в будущность Караганды, что здесь поднимутся мощные шахты, заводы, вырастет прекрасный город.
К. О. Горбачеву в его огромной организаторской, созидательной работе помогали талантливые горные инженеры С. А. Бурмистров, Б. Ф. Гриндлер, П. Э. Калнин, В. М. Меркулов, И. М. Дрей, А. И. Лаухин, А. И. Дунайский и др.

В 1933 году К. О. Горбачев уехал из Караганды, получив новое назначение — поднимать Орско-Халиловский комбинат. В 1934 году за большой вклад в становление Карагандинского бассейна К. О. Горбачев был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В 1936 году он скончался. Память о К. О. Горбачеве, одним из основателей Караганды и Карагандинского бассейна, живет в сердцах карагандинцев. Его именем названа улица и одна из шахт Караганды.

Киров в Караганде[править]

В 1934 году в Казахстане уродился небывалый урожай. Хлеб стоял стеной. Его надо было убрать без потерь. Стране после голодных лет так нужен был этот хлеб.
Для оказания помощи Центральный Комитет направил в Казахстан члена Политбюро ЦК ВКП(б), секретаря ЦК Сергея Мироновича Кирова. В Казахстане хотели встретить его торжественно, парадно. Но он послал в Алма-Ату телеграмму, в которой категорически протестовал против подобных встреч с рапортами. За короткий срок на темно-синем «Форде» С. М. Киров проехал около шести тысяч километров по степным дорогам Казахстана, посетил сотни полевых станов, аулов, колхозов, строек, предприятий.
20 сентября 1934 года С. М. Киров приезжает в Караганду. Это был первый приезд руководителя такого уровня в наш город. Вместе с секретарем крайкома Мирзояном и секретарем обкома Амосовым он познакомился со строительством электростанции, обогатительной фабрики, шахт-гигантов «А» и «Б», посетил ряд действующих шахт.

С. М. Киров отметил исключительно безобразное состояние дорог, отсутствие какого-либо благоустройства улиц Старого города. «Такого положения не встречал ни в одном городе Союза», — констатировал С. М. Киров. Осмотрев первые кварталы Нового города, С. М. Киров заявил: "Город строят плохо и некультурно, без надлежащей подготовки. На строительной площадке — недопустимый хаос. Критика крупного государственного и партийного деятеля была справедливой и конструктивной. Убогий, невзрачный вид Старого города, состоящего преимущественно из саманных построек: домов, бараков, землянок, оставлял желать лучшего. И критика С. М. Кирова была в полной мере учтена. С 1935 года основным строительным материалом становится кирпич. С этого года происходит коренной перелом в градостроительстве, улучшена архитектура зданий, произошли перемены к лучшему и в дорожном строительстве.

Ещё С. М. Киров призвал карагандинцев озеленять свой город, развивать огородничество и садоводство. И этот призыв нашел отклик в сердцах карагандинцев. Они стали уделять больше внимания озеленению, посадкам деревьев, кустарников.
В Новом городе быстро расширялся парк. А между Майкудуком и Старым городом на площади в десятки гектаров поднимались деревья Дальнего парка.

Движение стахановцев[править]

Первая пятилетка, при всех её успехах, характеризовалась довольно низкой производительностью труда. Нужно было сломать старые низкие нормы выработки, учиться трудиться по-новому, более производительно.

В ночь с 30 на 31 августа 1935 года на шахте «Центральная-Ирмино» забойщик Алексей Стаханов, человек из народа, тогда беспартийный, за смену нарубил отбойным молотком 102 тонны угля и перекрыл норму выработки в 14 раз. Если раньше забойщик отбивал уголь и затем крепил кровлю, то Алексей Стаханов только отбивал уголь, а вслед за ним двое рабочих крепили. Произошло разделение труда, что привело к повышению его производительности. Этот рекорд носил новаторский характер, открывал возможности лучшего использования техники и оборудования, совершенствования организации производства.

Уже на следующий день о рекорде Алексея Стаханова узнал через газеты и радио весь Донбасс, а вскоре и вся страна. 11 сентября 1935 года в газете «Правда» была опубликована статья «Важный почин в Донбассе». Вскоре Алексей Стаханов улучшил свой рекорд — добыл за смену 175 тонн угля, а шахтер — ударник Никита Изотов перекрыл и этот рекорд — нарубил за смену 240 тонн. Инициативу, почин А. Стаханова подхватили и в других отраслях.

Передовая статья из газеты «Правда» о почине Алексея Стаханова была опубликована в карагандинской газете «Большевистская кочегарка» и обсуждена на собраниях на шахтах. 17 сентября бригада Тусупа Кузембаева на шахте № 1 за смену добыла 173 тонны угля при норме 144. Уже 25 сентября эта бригада выдала за смену 220 вагонов. В последующем бригада забойщиков Тусупа Кузембаева довела добычу до 400 тонн.
Одновременно с Тусупом Кузембаевым высокопроизводительно работал ряд бригад и участков на других шахтах Караганды. В особенности важно было овладеть новой техникой. В то время газеты, журналы пестрели забытой сегодня аббревиатурой — ЗОТ, что расшифровалось «За освоение техники». Нужно было овладеть новой техникой, научиться извлекать из неё максимум возможного.
В те годы технический прогресс в добыче угля олицетворяли врубовые машины и качающиеся конвейеры. Врубмашинисты Е. Боженок и В. Литвинов (шахта № 1), А. Топаев (шахта № 18), А. Барон (шахта № 7), освоив новую технику, выполняли месячную норму добычи угля на 200 и более процентов. Быстро росло число передовых бригад, стахановцев. Их заработки значительно превышали заработки рядовых шахтеров.

В ноябре 1935 года в Москве состоялось первое Всесоюзное совещание стахановцев. На совещании выступил Сталин, который отметил революционный характер стахановского движения и необходимость распространять его вширь и вглубь. Уже в декабре 1935 года стахановским методом, с разделением труда, на шахтах Караганды работало около 200 бригад.
В январе 1936 года был составлен список стахановцев на шахтах Караганды. Их оказалось 2141. Стахановцы были разделены на две группы: вольных — 990 человек и спецпереселенцев — 1151 человек. Стахановцы-спецпереселенцы получали за свой замечательный труд высокую зарплату, а что касается наград и повышения в должности — это доставалось преимущественно вольным.

1 сентября 1936 года состоялся 1-й слет стахановцев и ударников Карагандинского бассейна, в котором приняло участие 250 делегатов. На слете передовики, новаторы производства обменялись опытом работы, подвели итоги первого года стахановского движения, который был впечатляющим. И это связано в немалой степени с быстрыми темпами внедрения врубмашин на шахтах Караганды и повышением эффективности их использования.
Если в 1932—1933 годы здесь насчитывались лишь единицы используемых врубмашин, то в 1935 году их работало уже 32, а в 1937 году уже 90 % всего угля добывалось врубмашинами. В 1935 году на шахте № 19 главный инженер А. П. Лаухин сдал в эксплуатацию тяжелую врубмашину ДТК-2 с удлиненным баром. Добыча поднялась с 270 до 480 вагонеток в сутки. Быстро росла и механизированная доставка угля по лаве. Необходимо отметить, что по уровню механизации зарубки к концу второй пятилетки (1937 г.) СССР (89 %) опережал и Европу, и Германию (84,7 %), и Англию (51 %), и США (77 %). Быстро росла нагрузка на лавы, оснащенные врубмашиной. Если в 1935 году среднемесячная добыча тяжелой врубмашиной составляла немногим более 3 тысяч тонн, то в 1940 году уже превысила восемь тысяч тонн.

Многое было сделано и в части совершенствования технологии разработки угольных пластов. Самый мощный пласт «Верхняя Марианна» в первые годы разрабатывался камерной системой разработки, которая была небезопасной. При этой системе имели место значительные потери и самовозгорание угля. Большой вклад в совершенствование технологий выемки этого мощного пласта внёс директор шахты им. Кирова Иван Михайлович Дрей, который был необоснованно обвинен и в 1939 году расстрелян.
По предложению академика Л. Д. Шевякова в бассейне в 30-е годы был осуществлен переход на слоевую отработку этого пласта. В 1938 году по проекту, разработанному инженером треста Н. К. Тимофеевым и инспектором Ордановым, на шахте № 3-бис пласт К12 «Верхняя Марианна» впервые начали отрабатывать в 3 слоя. Испытание новой системы разработки выпали на главного инженера шахты Виталия Михайловича Хана и начальника участка Абыскаса Сагинова. Много лет вопросами разработки мощных пластов Карагандинского бассейна занимался Ю. К. Нурмухаметов.

Широкое внедрение новой техники, освоение передовых приёмов организации труда обеспечили значительный рост производительности труда рабочего на шахтах Караганды с 13.5 тонн в 1933 году до 43,9 тонн в 1940 году. Это был самый высокий показатель среди других бассейнов страны. Производительность труда рабочих по добыче угля в Донбассе в 1940 году была 26,1 тонны, в Подмосковном бассейне — 32,4 тонны и Кузбассе — 43,1, в среднем по угольной отрасли в СССР — 30,6 тонны.

Ежовы рукавицы[править]

23 сентября 1936 года произошли взрывы метана на шахтах Кузбасса. Эти взрывы послужили поводом для новой компании против народнохозяйственных кадров.
30 сентября наркомом внутренних дел был назначен Николай Ежов. Уже в октябре был арестован заместитель наркома тяжелой промышленности Пятаков и ряд других ответственных работников угольной промышленности и транспорта. В начале 1937 года начался Московский процесс. 17 человек были обвинены в создании «троцкистско-зиновьевского центра» для свержения правительства. Вскоре были арестованы Бухарин и Рыков, начались второй и третий московские процессы, чистка народнохозяйственных и партийных рядов. «За выдающиеся заслуги…» шеф НКВД Ежов был награжден орденом Ленина. Эти заслуги в народе назвали «ежовыми рукавицами», которыми были уничтожены миллионы людей. И когда «мавр сделал своё дело», Сталин приказал уничтожить Ежова в камере Лефортовской тюрьмы. Эстафету репрессий в 1939 году принял новый нарком Берия.

Эти годы массовых репрессий не могли никак обойти Караганду, хотя Караганда была уже сама местом ссылки. Об этом сложном времени вспоминает Петр Кузьмич Матонин, бывший технический директор комбината «Карагандауголь», лауреат Государственной премии СССР, заслуженный рационализатор и изобретатель Казахстана:
«После окончания Свердловского института нас, группу молодых горных инженеров, пригласили в Наркомтяжпром в Москву. Мне предложили осваивать третью угольную кочегарку страны и выдали направление на шахту № 2 имени Горького, где я должен был работать старшим маркшейдером. В мае 1938 года с чемоданом, полным книг, я приехал в Караганду. Мое первое впечатление о Караганде, точнее о Старом городе, было удручающим. Кругом — бараки, землянки, ни дерева, ни кустика, лишь ветер, зной да песчаная пыль. Бросались в глаза убогость и техническая необустроенность шахт. В тресте в то время горных инженеров можно было перечислить по пальцам. Шахтами руководили преимущественно техники, а младший и средний составы были укомплектованы практиками — шахтерами из Донбасса.
Рядом с шахтой имени Горького, где я стал работать, находился высокий забор, из-за которого едва лишь виднелась зеленая крыша. Это была тюрьма. В то время атмосфера в обществе была сложной. По радио часто передавали о раскрытии все новых групп предателей — «врагов народа», шпионов различного оттенка. Люди боялись сказать лишнее слово. И если кто-то начинал говорить о тех или иных недостатках, то ему тут же осторожно намекали: «Ты что, под зеленую крышу хочешь?» За малейшее нарушение можно было схлопотать ярлык «врага народа».
В том же 1938 году на шахте № 2 имени Горького случился пожар. Загорелся кабель, сложенный в бухту. Погибли люди. Восточное крыло шахты было временно изолировано. Специальной комиссии по расследованию пожара не было. Его вели НКВД и горноспасатели. Из виновных пострадал механик участка и в определенной мере механик шахты. Но во вредительстве были обвинены и заведующий шахтой Ф. Ф. Налетов, и главный инженер Н. Д. Посметухов, которые были осуждены. В те годы необоснованно пострадали лучшие люди Караганды: управляющий трестом Л. С. Троицкий, главный инженер треста Смертюк, заведующие шахтами И. М. Дрей, А. П. Лаухин, Лурье, Дунайский и др..
Взять того же Леонида Сергеевича Троицкого. Я не раз встречался с ним. Это был одаренный руководитель, обаятельный человек. Еще в 1934 году его избрали секретарем горкома партии. Он много сделал для становления Караганды, строительства шахт, предприятий, школ, больниц, жилья, учреждений культуры. Много внимания он уделял воспитанию кадров коренной национальности — казахов. В эти годы республика и страна узнали знатных шахтеров — Т. Кузембаева, М. Ракишева, А. Топаева, Аринова и др. При нем начальниками шахт стали молодые специалисты Лаухин, Смертюк, Новиков, Сергазин. Он защищал их от необоснованных обвинений, а в 1938 году, будучи управляющим трестом «Карагандауголь», сам стал жертвой репрессий и погиб в 1943 году в лагере Магадана.»

Постановлением от 8 января 1939 года любые опоздания на работу более чем на 20 минут приравнивались к неоправданному отсутствию, а повторное опоздание вело к увольнению. В 1940 году была введена семидневная рабочая неделя и восьмичасовой рабочий день. По новому постановлению любой случай неоправданного отсутствия на работе рассматривался в народном суде и нарушителя приговаривали к исправительным работам на рабочем месте сроком до 8 месяцев с удержанием до 25 процентов заработка. Любой человек мог стать жертвой этого постановления, и многие шахтеры страдали от него. В результате массовых репрессий в предвоенные годы в стране миллионы людей были незаконно осуждены. Число заключенных по данным ряда исследователей составляло 9-10 миллионов. Быстро рос и расширял свои владения Карлаг.

Становление города[править]

10 февраля 1934 года «населенный пункт, возникший на территории строительства государственного треста по эксплуатации Карагандинского каменноугольного бассейна» был преобразован в город Караганду. В действительности город в то время состоял из разбросанных на большой площади рабочих поселков — Старый город, Майкудук, Тихоновка, Новая Тихоновка, Компанейск, Михайловка, Федоровка, Узенка и др. Началось строительство Нового города. В 1935 году Казахский краевой комитет ВКП(б) принимает постановление о планировке города Караганды.

Постановлением СНК КССР от 3 августа 1936 года Караганда стала областным центром, где развернулось бурное строительство. В 1938 году горком и горсовет Караганды рассмотрел и утвердил генеральный план города, разработанный проектировщиками Московского института «Мособлпроект» — архитекторами А. И. Кузнецовым, А. Н. Карнауховым, О. П. Кепне, П. С. Шумским. 9 февраля 1939 года СМНК КазССР и ЦК КП(б) Казахстана утвердили проект строительства Нового города Караганды. При этом было отмечено, что недостатком проекта является наличие запасов угля под выбранной площадкой города на глубине свыше 500 м.

Пока город рождался на ватманских листах архитекторов, Караганда уже бурно строилась на северо-восточном берегу озера Букпа. За короткий срок, всего-то 5-6 лет, вырос Новый город с широкими улицами, зелеными скверами, десятками многоэтажных домов, школами, гостиницами, магазинами, больницами, банями, административными зданиями, со всем тем, что требуется городу. Много внимания уделялось мощению дорог, строительству тротуаров, освещению улиц, озеленению, канализации, водопроводу и другим мероприятиям по благоустройству города. Основным градообразующим предприятием города был трест «Карагандауголь».

После К. О. Горбачева управляющим трестом «Карагандауголь» был назначен Иван Акимович Костенко. Их жизненные пути в чем-то похожи. И. А. Костенко с 14 лет работал на шахтах Донбасса саночником, коногоном, крепильщиком, десятником. Активно участвовал в гражданской войне, был командиром бронепоезда, участником обороны Донбасса. В последующие годы находился на государственной и партийной работе, закончил Промакадемию. В 1931—1933 годы работал заместителем управляющего трестом в Донбассе, а с 1933 года — управляющим треста в Караганде, участвовал в строительстве шахт с вертикальными стволами № 30, 31, 33/34, а также Нового города Караганды. 27 июля 1934 года произошла авиакатастрофа, и И. А. Костенко вместе с секретарем горкома партии И. И. Бакимером погибли. Решением Каз. ЦИКа от 13 августа 1934 года имя И. А. Костенко присвоено шахте-гиганту «А», а шахте-гиганту «Б» имя И. И. Бакимера.

Во второй половине тридцатых годов продолжалось исследование геологами Карагандинского бассейна. Разведками были охвачены Промышленный, Саранский и частично Чурубай-Нуринский районы. В 1939 году разведка углей в бассейне была передана специально созданному для этих целей тресту «Казахуглеразведка» Наркомата угольной промышленности.
Большой вклад в исследование качества карагандинских углей, их коксуемости и обогатимости внес профессор Я. Я. Додонов. Будучи несправедливо осужденным и высланным в Караганду, он еще в 1931 году создал здесь химическую лабораторию. Это было первое научно-исследовательское учреждение в Караганде, с которого начиналась большая наука города. Профессор Я. Я. Додонов еще в 30-е годы в своих научных трудах показал большие перспективы развития химической промышленности в Караганде и области. И хотя прошли уже многие десятилетия, идеи и мысли опального профессора не утратили своей актуальности.

Все тридцатые годы Караганда была гигантским муравейником, гигантской стройкой. Развернулось строительство крупных шахт № 20, 21, 33/34, шахт-гигантов «А» — им. Костенко, «Б» — им. Бакимера, обогатительной фабрики, цементный, кирпичный и рудоремонтный заводы, различного рода мастерские, хлебозавод, водопровод, электростанция, железнодорожное строительство.
В 1938 году вступили в эксплуатацию новые шахты № 31 и № 33-34 с вертикальными стволами, каждая мощностью по 500 тысяч тонн, а в 1939 году — наклонные шахты 1-бис, 17-бис, 19-бис, 20-бис и 6-новая. В этом же 1939 году началась эксплуатация Куу-Чекинского месторождения.
Уголь Караганды дал мощный толчок для развития Центрального Казахстана и области, способствовал рождению новых городов и рабочих поселков.
В 1937 году на карте Карагандинской области появились города Балхаш и Байконур, рабочий поселок Джезказган, а в 1938 году рабочие поселки --Коунрад, Моинты.
Словом, 30-е годы — это годы становления Караганды и Карагандинского угольного бассейна. Это был могучий рывок в будущее. А впереди была война.

См. также[править]



Creative Commons License Данный текст/изображение/группа изображений, созданный автором по имени Владимир Новиков, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений (Attribution-NonCommercial-NoDerivs) 3.0 Unported.
Основано на произведении с www.novikovv.ru.