Медслужба нашего города

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Евгений Коновалов. Есть такой город в Донбассе[править]

Медики о нас знают все. Мы о них — очень мало, или почти ничего. Для большинства из нас их жизнь — тайна. Живут они своей какой-то закрытой жизнью. Мы их даже слегка побаиваемся. С детства. Трусили, когда человек в белом приближался затем, чтобы сделать укол, или прикоснуться резачком, поставить отметку «на оспу», или залезть ложечкой в глотку, или вырвать зуб, или, или… Чуть по- взрослев, мы боязливо ежились, когда по школе пробегал слушок — сегодня будут делать уколы! И, наконец, став взрослыми, мы страшились их диагностических приговоров, боялись хирургических операций, манипуляционных кабинетов, и в конечном итоге — не можем без них обойтись в экстремальных ситуациях, когда встает вопрос о личной безопасности каждого из нас.

Но знать о медиках всё же надо, хотя бы из чувства благодарности за излечение наших недугов, за бдительное их стояние на страже нашего здоровья. Вот поэтому хотелось бы побольше узнать и как-то приобщиться к истокам городского здравоохранения. Но как узнаешь, когда в самой больнице нет своего, хотя бы небольшого музейчика. Нет и не было в среде медработников своего бытописателя, фиксирующего исторические вехи, или ведущего хотя бы дневниковые записи. Конечно же, наличествует у них некий архив, состоящий из медицинских карточек, но, к большому сожалению, это не является реальным показателем общей жизни медицинской организации такого большого города, как наш. Приходил я к порогу администрации больницы, расспрашивал старейших сотрудников, но накропал немного. Дали мне там лишь небольшую историческую справку, где, между прочим, сжато и в краткой форме излагалось, что врачебная служба на Кадиевском руднике была впервые организована в 1894 году неким Яхно Владимиром Александровичем на Семёновке. Там же была основана амбулатория, а через двенадцать лет и в самой Кадиевке.

Слава Богу, знают и помнят медики, что первым практикующим врачом (1903-1905-года) в наших местах был некто Коган (имя и отчество — неизвестно). Уже к 1915 году тут было уже две больницы на 25 коек каждая. Но Первую городскую больницу основали в 1924 году после введения в строй 2-х этажного корпуса (ныне хирургическое отделение). Вот и все, что было известно. Очень негусто. Хотелось бы свидетельств побольше. Ходил я на Семёновку пешим ходом в жару и пыль разведать хотя бы что-нибудь, да куда там! Никто не знает ничегошеньки. Старики здесь, помнящие прежнее, вымерли, как мамонты. Везде только пустыри, да остовы дореволюционных построек, среди которых может разыграться только фантазия. … И мнится мне дооктябрьский здешний рудник и этакая маленькая больничка, сложенная из песчаного камня на манер стародавних паркомовских и фабричных строений. Небольшой кабинетик, а в нем — доктор. Этакий чеховского вида человек в пенсне — такой благообразный, добрый. На столе пузырьки, пилюли и еще торчащие из книг по латыни корешки каких-то прописей. Рядом — традиционный докторский саквояж, с которым бродит он в стужу и дождь по вызовам. Впрочем, так оно раньше и было. В нашем отечестве профессия врача издавна считалась самой гуманной и немного… литературной. Кстати, врачами были Вересаев, Чехов, Булгаков, Зощенко и еще многие знаменитые люди.
Кадиевские старожилы рассказывали, что в довоенной Кадиевке в нашем парке стоял дворец фабриканта-промышленника Понселе, так вот этот самый дворец был отдан будущим роженицам, где они набирались сил и здоровья. Старшим врачом здесь был гинеколог В. Канапелькин. Известны и другие имена медработников 20-х — 30-х годов: Стефановская, Хаес, Карабельников, Турбинер, Лаврова, Верблонская….

Вторая мировая война внесла свои поправки. Многое было разрушено, часть медицинского персонала ушла на фронт, часть осталась обслуживать раненых в военных госпиталях. Война забрала множество человеческих жизней, в том числе и медработников. В 1945 году начинается новый этап в становлении здравоохранения в городе в целом и первой горбольницы в частности. Неоценимый вклад в её развитие внесли главные врачи Н. Остапенко, В. Ядзвинский, Ю. Гатько, заведующие отделениями М. Шалабала, П. Гоголенко, Ф. Куперман, Г. Фриденталь, П. Черепахина, В. Тютюнникова и другие. В самом начале 70-х Первая Кадиевская городская больница переименовывается в Центральную городскую, при которой главный врач является и главным врачом города. Идёт расширение сети отделений, многие из них становятся межгородскими: урологическое, эндокринологическое, гастро и другие. В состав больницы входит психиатрическая служба и все поликлиники города. Коечный фонд в эти годы составляет 860 коек.
В 70-е — 80-е годы укрепляется материально-техническая база отделений, оснащенных новым оборудованием и аппаратурой. Внедряются новейшие методы диагностики и лечения. В 2006 году в больнице уже работали 87 врачей, 313 медицинских сестер и лаборантов. Больница насчитывала 11 стационарных отделений. При больнице функционируют параклинические и патологоанатомические службы, клинико-диагностическая лаборатория и биохимическая. Больница имеет свой пищеблок, котельную, автоклавную, прачечную и свой гараж.

Старшая медсестра[править]

Откровенно говоря, мне очень хотелось повстречать «бывалую медичку» любого ранга, знаете, — еще ту, из середины прошлого столетия, запомнившую события и имена коллег с которыми прошла трудовой путь. Я отыскал Тамару Николаевну Сапегу в её же рабочем кабинете. Да, она работала и помнит почти всех ведущих врачей больницы. С особой теплотой говорила она об Н. Остапенко, поднявшего персонал на обустройство больницы. Вспоминала, каким прекрасным человеком и руководителем был Ю. М. Гатько, отдающий себя защите интересов людей, работавших в медицинских коллективах. С искренней душевной теплотой отзывалась она о коллегах — старших медсестрах травматологического и хирургического отделений К. Елдышевой и А. Горловой. Говорила медсестра о наступивших тяжелых временах, где всё измеряется наличием «кошелька», о частичной утрате морально-этических норм в быту и вообще…

Я помню вот что..[править]

Был у меня в далеком детстве дружек-соученик с древним и потому редким именем Всеволод по фамилии Грошиков. И был он сыном того самого знаменитого врача А. Грошикова, ставшего впоследствии директором Стахановского медучилища. Проживала семья врача на территории больничного городка и занимала весь дом, где сейчас расположена судебно-медицинская экспертиза и морг, которого тогда там еще не было. Страстно мечтал мой товарищ о море. Много очень читал. Обладал феноменальной памятью. Мог цитировать наизусть всё, что относилось к морской тематике. Но был у него один недостаток. Страдал парень от крайне плохого зрения, вдобавок прогрессирую- щего. Еще в раннем детстве не раз мне признавался — не улучшится со зрением — окончу суицидом. Так оно и случилось. А было это в конце 60-х. Как жаль!…

А было и такое[править]

В 1948 году объявлено было о врачах-вредителях. Всем стало понятно, что там, на самом верху, снова хотят затеять какую-то грязную игру. Никто уже в это не верил, и фарс провалился. Я помню, что тогда ни один из нас школьников и даже учителей не намекнул ребенку из семей врачей об этом. То был молчаливый протест против очевидной глупости, которая вскоре и раскрылась.


Философия медицинской профессии[править]

Мы все очень земные, — все однозначно воспринимающие наши физические страдания, не можем не задать вопрос: а кто собственно такие врачи, — великие сочувственники и сострадатели или, быть может, уникальнейшие особи, званные к борьбе за человека, за его здоровье и жизнь? Впрочем, к медикам можно относится по-разному, называя их циниками, ставящими жизнь вообще ни во что (ни свою собственную, ни чужую) и поддавшиеся таким представлениям в тотальной конечной обреченности. Так, по крайней мере, трактует медицинскую профессию многие западники. Лично я не хочу верить в подобную доктрину. Пока (и, слава Богу) я не видел таких. За свою жизнь я встречал врачей немало, — славных и хороших людей, совместно переживающих наши общие радости и невзгоды земного бытия. Это очень известные и уважаемые личности: Булавинцевы, Куперманы, Грошиковы, Чавтур и многие другие. Но это, так сказать, из былого. Что до медиков нового поколения, то мои признания в уважении блестящего доктора Л. В. Онищук останутся неизменны. Я в восторге от доктора Константина Бахилова — умного, тонкого и весьма образованного человека. И хотелось бы, чтобы та, устоявшаяся веками, положительная энергетическая связь между врачами и пациентами не прерывалась никогда.

См. также[править]

Евгений Коновалов. Байки, сказы и бывальщины старого Донбасса

Евгений Коновалов. Гори, гори его звезда

Евгений Коновалов. Старые шахтерские профессии


Creative Commons License Данный текст/изображение/группа изображений, созданный автором по имени Евгений Коновалов, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений (Attribution-NonCommercial-NoDerivs) 3.0 Unported.