Угольная промышленность СССР/Великая Отечественная война

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Угольная промышленность СССР

Угольная промышленность в годы Великой Отечественной войны и послевоенного восстановления народного хозяйства (1941—1950 гг.)[править]

Общий вид разрушенной шахты София в г. Макеевке, 1943
Шахта Калиновка 4-4 бис. Донецк 40-е
Газета «Правда», апрель 1944
Динамика среднемесячной производительности труда рабочего по добыче угля за период 1945-1950 гг.
Динамика объемов добычи угля за период 1941-1950 гг.

Нападение Германии на СССР 22 июня 1941 г. и временная оккупация значительной части европейской территории страны, в том числе Донецкого и Подмосковного угольных бассейнов, привели к потере более 60 % действующих мощностей по добыче угля. Страна оказалась в труднейшем положении, особенно с обеспечением углем промышленности и населения.

Перед угольной промышленностью была поставлена задача — в максимально короткие сроки обеспечить добычу необходимого количества угля за счет ускоренного развития угледобычи в восточных районах. Многие донецкие шахтеры временно были переведены в восточные бассейны.

Повышение производительности действующих и строительство новых шахт позволили уже в 1941 г. увеличить добычу угля по сравнению с 1940 г. в Кузбассе на 18 %, в Карагандинском бассейне — на 14 % и на Урале — на 12 %. В 1942—1943 гг. были освоены новые участки угольных месторождений в Кузбассе — Байдаевский и Абашевский (там были построены десятки новых шахт), в Средней Азии был введен в эксплуатацию Ангренский разрез. В 1944 г. были сданы в эксплуатацию крупный Карагандинский угольный разрез и несколько шахт. Особенно высокими темпами развивалась угольная промышленность на Урале.

Наряду с освоением новых угольных месторождений в восточных районах страны во время войны, сразу после освобождения Подмосковного и Донецкого бассейнов началось восстановление разрушенных в этих бассейнах угольных предприятий, шахтерских городов и посёлков.

За кратковременное (ноябрь 1941 г.) пребывание в пределах Подмосковного бассейна оккупанты разрушили почти все шахты и сожгли много шахтерских поселений. В сентябре 1942 г., то есть через 8 месяцев после начала восстановительных работ, среднесуточная добыча угля в бассейне достигла довоенного уровня, а еще через год восстановление шахт было полностью завершено. К концу 1944 г. добыча угля удвоилась по сравнению с довоенным временем.

Донецкий бассейн был под оккупацией более длительное время и подвергся ещё большему разрушению, чем Мосбасс. В Донбассе оккупанты разрушили 92 % шахтных копров, 95,5 % надшахтных зданий, 96 % машинных зданий, 38 % сортировок, 98 % подъемных машин, 95 % насосов главного водоотлива и т. д. Было разрушено 57 % всей жилой площади. Полностью уничтожены электростанции Донецкого бассейна — Штеровская, Зуевская, Кураховская и др.

В период восстановления бассейна было откачано из шахт 620 млн куб. м воды, построено и восстановлено 300 шахтных копров, введено в действие 700 подъемных машин, 600 вентиляторов главного проветривания, тысячи километров горных выработок, 1600 км подъездных путей к шахтам, 5,5 млн куб. м производственных зданий и сооружений.

В годы войны и в первые послевоенные годы в новых угольных районах строились преимущественно небольшие шахты с наклонными стволами. Это было вызвано необходимостью скорейшего ввода их в эксплуатацию. Уже в ходе строительства на таких шахтах можно было добывать уголь. Для оснащения строящихся шахт были мобилизованы все внутренние ресурсы, использовалось оборудование, эвакуированное из временно оккупированных районов.

В Кузбассе в 1942—1943 гг. были построены 26 новых шахт мощностью, равной половине годовой довоенной добыче угля всего бассейна. В Карагандинском бассейне было построено десять шахт в Промышленном районе и освоено Саранское угольное месторождение. Ускоренными темпами сооружали шахты в Печорском бассейне, чему способствовало завершение строительства железной дороги, давшей выход печорским углям в другие районы страны. На севере Кизеловского бассейна велась разработка коксующихся углей Гремячинского месторождения.

В техническом оснащении угольных предприятий в 1941—1950 гг. важную роль сыграли рудоремонтные заводы и механические мастерские, на базе которых началось производство необходимого шахтного оборудования. К таким заводам относятся Александровский и Копейский на Урале, «Красный Октябрь», Анжерский, Киселевский и Ленинск-Кузнецкий в Кузбассе, им. Пархоменко в Караганде и другие, куда была эвакуирована значительная часть оборудования заводов угольного машиностроения Украины. Эти заводы сыграли решающую роль не только в обеспечении оборудованием угольной промышленности Востока и Урала, но и восстанавливаемых угольных предприятий Донбасса. Кроме того, они частично работали и для удовлетворения нужд фронта.

Существенную помощь в техническом оснащении угольной промышленности оказывали в тот период оборонные заводы, изготовлявшие наиболее сложные детали для угольных машин, производили сверла для буровой техники, предназначенной для работы в условиях особо крепких горных пород.

Крупной вехой в развитии механизации очистных работ явилось создание комбайна «Донбасс», испытания которого были проведены в 1948 г. Эти комбайны нашли широкое применение на шахтах различных бассейнов и положили начало развитию новой технологии — широкозахватной выемки угля с индивидуальной крепью.

В военные и послевоенные годы были созданы более совершенные конструкции ленточных и скребковых конвейеров, рудничных электровозов, насосов, компрессоров и вентиляторов, подъемных машин.

Широкое распространение в годы войны и в послевоенные годы получил открытый способ добычи угля, позволяющий быстро наращивать объемы добычи. По сравнению с довоенным уровнем добыча угля открытым способом в 1950 г. увеличилась в 4,3 раза и достигла 27,1 млн тонн, что составило 10,4 % в общей добыче.

В послевоенные годы горная наука получила наиболее широкий размах. В результате этого был создан крупный научный потенциал, который в последующий период позволил коренным образом технически и экономически преобразовать угольную отрасль.

В 1947 г. Президиумом Верховного Совета СССР были изданы Указы об учреждении медали «За восстановление угольных шахт Донбасса», об установлении ежегодного всенародного праздника День шахтера, о порядке награждения угольщиков орденами и медалями за выслугу лет и безупречную работу, о введении персональных званий для руководящих и инженерно-технических работников угольной промышленности и шахтного строительства. Одновременно постановлением Правительства был введен целый ряд преимуществ и льгот для шахтеров и шахтостроителей, инженерно-технических и руководящих работников, в том числе — ежегодные единовременные вознаграждения за выслугу лет.

К 1950 г. угольная промышленность была восстановлена. В этом году среднемесячная производительность труда рабочего по добыче угля достигла уровня 1940 г. Объём добычи угля достиг 261,1 млн т и превысил довоенный уровень почти в 1,6 раза.

Структура отрасли[править]

Схемы управления угольной промышленностью 1946-1953 гг.

В годы войны и послевоенный период изменилась схема управления угольной промышленностью. 19 января 1946 г. Наркомат угольной промышленности был разделен на два самостоятельных Наркомата, вскоре переименованных в министерства: Министерство угольной промышленности западных районов СССР (министр А. Ф. Засядько) и Министерство угольной промышленности восточных районов СССР (министр Д. Г. Оника). Однако практика такого разделения управления отраслью себя не оправдала и в декабре 1948 г. они были объединены в единое Министерство угольной промышленности СССР (министр А. Ф. Засядько).

Высказывается точка зрения отдельных экспертов, что схема жесткой вертикали «министерство-комбинат-трест-шахта», действовавшая в 1948—1953 гг., была простой и понятной, в первую очередь, для шахт. Вопросы для них решались оперативно: тресты ставили вопросы перед комбинатом, он их решал, а если не получалось, то комбинат (и только он) обращался в министерство.

Александр Засядько[править]

В истории угольной промышленности рассматриваемого периода среди первых руководителей одной из самых примечательных личностей считается Александр Федорович Засядько (1910—1963 гг.) Заслугой именно Засядько является тот факт, что с начала 50-х годов угольная отрасль вышла на первое место среди отраслей промышленности по уровню заработной платы. Понятно, что руководители всех отраслей горячо отстаивали перед партией и правительством интересы возглавляемых ими ведомств, но более других преуспевал в этом Засядько. Один из современников, хорошо знавший его, рассказывает, что в самом начале 1950-х годов министр, будучи на приеме у И. В. Сталина, почти уговорил его, что повышение заработной платы в угольной промышленности необходимо. С такой необходимостью Сталин обычно соглашался редко и неохотно, о чём вспоминал, в частности, первый нарком угля А. Н. Задемидко.

Кроме формального согласия вождя, надо было получить разрешение Госплана СССР. Это ведомство, как правило, охотно соглашалось с увеличением лимитов на выделение материалов, оборудования, если это обосновывалось ростом добычи угля, но также крайне неохотно удовлетворяло просьбы руководителей отраслей увеличить лимиты по фонду заработной платы.

Встретившись с руководителем планового ведомства, А. Ф. Засядько попросил создать комиссию из ответственных госплановских работников. С членами этой представительной комиссии он отправился в Донбасс. Зная хорошо шахты этого бассейна и выбрав среди них самую тяжелую по горно-геологическим условиям, министр без предупреждения нагрянул туда вместе с членами комиссии.

Переодевшись в шахтерскую одежду, перед спуском в шахту, А. Ф. Засядько провел «инструктаж» с членами комиссии. Еще раз обратив их внимание на необходимость принятия нужного решения, министр предложил им следующий вариант действий: каждый член комиссии может сказать свое «да» или «нет» в любой точке долгого пути до очистного забоя, и как только он скажет свое «да», его сразу же сопроводят на поверхность.

Около половины членов комиссии сказали «да», так и не дойдя до очистного забоя. Другая часть, как только оказалась в «печи», а затем «просеке», согласилась с министром, который заранее дал команду не останавливать лавный конвейер и врубовую машину. Наиболее несговорчивые члены комиссии, оказавшись в этом гудящем пекле, увидев раздетых по пояс навалоотбойщиков с огромными лопатами, сказали «да», не дойдя до середины лавы.

Когда этот эксперимент завершился и члены комиссии собрались за «рюмкой чая», Засядько поздравил их с шахтерским крещением и поблагодарил за принятое решение согласиться с увеличением заработной платы шахтерам, которое оказалось единодушным.

Доля ископаемого угля в структуре потребления первичных топливно-энергетических ресурсов в 1950 г. по сравнению с 1940 г. ещё более возросла — с 59,1 % до 66,1 % при сокращении доли дровяного топлива и незначительных изменениях в значениях долей нефти (с газовым конденсатом) и природного газа.

В мировом энергопотреблении первичных источников произошли изменения. Так, доля ископаемого угля с 74,6 % в 1940 г. снизилась до 60,5 % в 1950 г. Увеличилась доля нефти (с 17,9 до 26,5 % соответственно) и природного газа (с 4,6 до 9,6 % соответственно). Тем самым обозначилась явная тенденция в сторону роста доли потребления высокоэффективных источников энергии — нефти и газа при одновременном росте абсолютных объемов добычи и потребления ископаемого угля. Так, в 1950 г. мировой объем его добычи составил 2536 млн т у.т. по сравнению с 2464 млн т у.т. в 1940 году.