Угольная промышленность СССР

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Официальной датой создания СССР считается 30 декабря 1922 года. Этому событию предшествовали тяжкие испытания, которым подверглась Советская Россия после Первой мировой войны, революций и Гражданской войны.
Социально-экономическими последствиями этих событий были разрушенная, особенно в европейской части страны, промышленность, сокращение поставок сырья, снижение численности рабочих, высокий уровень безработицы и др. Лишь только после подписания договора между РСФСР и Германией в апреле 1922 г. (г. Рапалло в Италии) и восстановления дипломатических отношений между бывшими врагами, начался период признания Советской России другими государствами. У страны появилась возможность приступить к новому государственному строительству.

Весной 1921 г. была окончательно разработана и принята новая экономическая политика (НЭП), сменившая политику «военного коммунизма». Сущность новой экономической политики составлял возврат к рыночным методам хозяйствования, только под жестким и тотальным государственным контролем. В статье «О продовольственном налоге» главный идеолог Советской России В. И. Ленин призывал идти на выучку к капиталистам, широко использовать аренду, кооперацию, концессии, развивать внешнюю торговлю.

В 1922 г., в год образования СССР, в стране было добыто 11,3 млн т угля, что не обеспечивало минимальные потребности для восстановления народного хозяйства. С 1921 г. начал осуществляться план ГОЭЛРО, которым предусматривалось до 1930 г. восстановить и реконструировать разрушенные угольные шахты, построить более 50 новых шахт и довести в 1935 г. добычу угля до 62,3 млн тонн.

Начальный период создания СССР характеризовался интенсивностью трудовых конфликтов в горнозаводской промышленности. Так, например, в 1923 г. наибольшее количество стачек и стачечников пришлось на горнорабочих (155 стачек и 77189 горнорабочих). Преобладающая часть всех забастовок возникала на почве недовольства заработной платой (почти 80 % всех стачек и 96 % всех стачечников). Более конкретно выделялись два мотива: задержка выплаты зарплаты (66 % от общего числа стачечников) и размер заработков (22 %). Роль этих мотивов со временем изменилась. В 1926 г. с задержками заработной платы было связано только 15,6 % забастовок, а 64 % — по причине недовольства нормами и расценками.

Угольная промышленность в годы индустриализации (1922—1940 гг.)[править]

Развитие угольной промышленности 20-х — 30-х годов происходило в жестких условиях командно-административной системы, императив которой в экономике заключался в росте объемов производства любой ценой. Достижение плановых заданий подстегивалось поиском «вредителей», массовыми репрессиями руководящих работников и инженерно-технического персонала, широким использованием принудительного труда, другими тоталитарными методами командно-административной системы.

Угольная промышленность в годы Великой Отечественной войны и послевоенного восстановления народного хозяйства (1941—1950 гг.)[править]

«Золотой век» угольной промышленности (1951—1988 гг.)[править]

Динамика объемов добычи угля по основным угледобывающим странам в 1957 - 1980 гг., млн. т

Начало 50-х годов XX в. было для СССР временем экстремального экономического развития. После огромных человеческих и материальных потерь экономика работала на пределе своих возможностей, всё ещё сохраняя мобилизационный характер. Как и в годы первых советских пятилеток основной упор делался на развитие тяжёлых отраслей промышленности — топливно-энергетического комплекса, металлургии, тяжелого машиностроения и т.п. Миллионы людей организованно направлялись на восстановление и строительство электростанций, металлургических заводов, шахт и рудников. В системе ГУЛАГа трудились примерно 8-9 млн. советских заключенных и около 2 млн. немецких и японских военнопленных.

Для угольной промышленности в ее развитии начался, условно говоря, «золотой век», который продолжался более трех десятилетий. Этот период сопровождался непрерывным ростом объемов угледобычи, наращиванием производственных мощностей предприятий, повышением технического уровня процессов угледобычи, совершенствованием способов разработки месторождений, внедрением рациональных систем организации труда и производства. Достаточно сказать, что в 1958 г. СССР вышел на первое место по объемным показателям добычи угля и 22 года удерживал преимущество в мире. Вместе с тем, обогнать США по объемам в тоннах условного топлива нам так и не удалось. Во-первых, в США добывался уголь более качественный по теплотворной способности, во-вторых, значительно более высокой была доля механического обогащения. Так, в 1960 г. доля угля, обогащенного механическим способом в общем объеме товарной угледобычи в СССР, США и Англии составляла соответственно 15,4, 38,5 и 49%.

Количество занятых в угольной промышленности составляло в 1950 г. свыше 1,5 млн. чел. и все более увеличивалось. Престиж шахтерской профессии был очень высоким — угольщики по уровню зара-ботной платы вышли на первое место по отраслям промышленности, они были любимцами власти.

В 60-е годы XX в. СССР занимал ведущие позиции в мире по угледобыче. Добыча угля в 1965 г. в СССР составила 577,7 млн т (из них в РСФСР — 326 млн т), в США — 478 млн.т., в Китае — 240 млн.т., в Германии — 237 млн.тонн. Прирост добычи за пятнадцать лет (1951—1965 гг.), составивший почти 300 млн т, происходил в условиях увеличения численности промышленно-производственного персонала.

В начале 70-х годов XX в. рост угледобычи стал экстенсивным за счёт физического наращивания количества малопроизводительных шахт; угольная отрасль превратилась в планово-убыточную отрасль промышленности. В конце 70-х годов были исчерпаны почти все, возможные в условиях плановой экономики, резервы повышения эффективности работы угольной промышленности. Последним из таких резервов было создание на базе уникальных месторождений угля региональных топливно-энергетических комплексов (КАТЭК, Южно-Якутский, Экибастузский и др.) с преобладающей долей добычи угля открытым способом.

С 1978 г. началось систематическое сокращение среднесуточной нагрузки на забой в целом по отрасли. Происходило сокращение значений и других показателей работы отрасли.

В 70-80-х годах для СССР большое экономическое и геополитическое значение приобрели нефть и газ, которые стали основным источником валютных поступлений в страну. Так называемая «газовая пауза» оказала негативное влияние на будущее угольной промышленности.

Выстроенная в 60-70-е годы топливная «парадигма» жива в значительной мере и по сей день. «Газовая пауза» сыграла с Россией злую шутку. Именно замещение ископаемого угля природным газом явилось одной из причин технологического отставания России от экономически развитых государств. Резкий переход в энергетике на «бесплатное» и, как некогда казалось, нескончаемое «газомазутное топливо», которое потекло рекой после колоссальных капитальных вложений в освоение нефтегазовых комплексов (Самотлор — 1965 г., Тюмень — 1975 г. и др.) обусловил игнорирование многих, происходящих в мировой науке и практике, процессов в энергосбережении. Несмотря на все издержки плановой экономики СССР до конца 70-х годов в технологическом отношении Россия была на уровне передовых государств, а по некоторым направлениям фундаментальной науки и высоких технологий опережала их.

В последующие годы функционирования плановой экономики уголь уже не играл ведущей роли в топливно-энергетическом балансе, но оставалась огромная ресурсоемкая и дотируемая угольная промышленность. Шахтерский «блеск» величия потускнел. Спад промышленного производства в СССР, вызвавший сокращение потребности в ископаемом угле, а также негативные процессы и явления, происходившие в угольной промышленности, привели к первой шахтерской забастовке в 1989 году.

Угольная промышленность накануне развала Союза (1989—1991 гг.)[править]

Развал

Заключение[править]

За годы существования Советского Союза (1922—1991 гг.) было добыто 27,5 млрд тонн ископаемого угля (почти 12 % суммарного объёма мировой добычи в XX веке). Фактически угольная промышленность была создана в современном ее виде в период СССР, когда после изнурительной Первой мировой войны, хаоса Гражданской войны и полного экономического развала сумела достаточно быстро восстановиться и создать предпосылки для длительного устойчивого развития за счет ускоренного развития восточных угольных бассейнов и регионов.

См. также[править]