Авария на шахте «Мария»

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Авария на шахте «Мария» — взрыв газа на шахте «Мария» (впоследствии — «Мария-Глубокая», шахта им. Менжинского) Первомайского шахтоуправления треста «Луганскуголь» 16 июня 1930 года, в результате которого погибло 43 человека и 28 человек пострадало, из них 8 — получили тяжкие ранения.

В период, предшествовавший взрыву, администрация шахты не уделяла внимания технике безопасности. Рабочие не инструктировались об условиях работы на шахте; шахта нередко оставалась более полутора часов без надзора, так как вопреки правилам безопасности десятники, наблюдающие за вентиляцией, опускались в шахту не первыми, а спустя час после начала работ и поднимались на поверхность за 20-30 мин. до окончания работы; рабочие допускались в особенно опасные для жизни забои.

Рабочие неоднократно заявляли о большом скоплении газов в забоях. 11 июня шахтком снял рабочих с пласта «Никанор» и оштрафовал администрацию за нарушение правил безопасности, но на другой же день один из десятников опять отправил рабочих на этот пласт.

За несколько часов до взрыва отдельные забойщики отказались работать, так как даже на расстоянии 2-3-х саженей от забоев пласта «Никанор», вследствие усилившегося выделения газов потухли лампы Вольфа.

В 14:00, вследствие порчи электрокабеля, на пласту прекратилось действие вентилятора. Заведующий участком не предупредил об этом десятников, в шахту была спущена новая смена рабочих. Вентилятор не работал в течение получаса, но вопреки правилам безопасности рабочие не были подняты на поверхность.

Взрыв произошел в 15.30, во время работы второй смены, на пласту «Никанор-Север» в лаве № 4 — наиболее газоопасном и расположенном на самом отдаленном от вентилятора расстоянии. В это время на участке работало свыше 100 человек. После взрыва началось паническое бегство рабочих к выходу. Бросая лампы горняки в темноте попадали в скопления угарного газа, забившего выработки. От взрыва образовался завал, в котором остались работавшие на пласте рабочие. На место трагедии сразу выехало 3 спасательные команды, которые работали без перерыва весь день и ночь. Позже было прислано еще 4 спасательных команды. Также спасательным командам самоотверженно помогали бригады добровольцев. К утру из шахты были извлечены тела 35 шахтеров, также 9 было тяжело раненных и 20 человек получили легкие ранения. 1 тяжело раненный умер в больнице.

Подавляющее большинство смертей было вызвано не взрывом, а последующей паникой, о чем свидетельствовало местоположение тел.

После взрыва у шахтной конторы собралась большая толпа рабочих, имели место призывы «расправиться с администрацией и коммунистами». 17 июня у больницы собрались значительные группы рабочих. В связи с пущенным слухом, что «похоронят сами, без людей, ночью», некоторые рабочие потребовали выдать тела убитых родным.
Во время похорон, которые состоялись вечером 18 июня, настроение рабочих было в общем спокойное. Отмечались отдельные разговоры о том, что «виноваты администрация и техники, затравившие рабочих так, что они лезут в забой без оглядки», о «нажиме на рабочих, не дающем им возможности внимательно следить за работой и не идти в опасные места».

Характерно, что выявление числа спустившихся в шахту рабочих в день взрыва было затруднено вследствие примитивной постановки учета (учет работающих производился путем втыкания палочек в доску). Кроме того, часть шахтеров вышли на поверхность через проходки соседних шахт, никому не сказав об этом. Розыск этих людей отнял у спасательных команд немало времени.

За героизм, проявленный при спасении шахтеров, тов. Шкурупий был награжден орденом Трудового знамени. Также были поощрены и другие спасатели и добровольцы.

Источник[править]