Авария на шахте «Новатор»

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Авария на шахте «Новатор» — взрыв газа в шахте «Новатор» (ПО «Красноармейскуголь», г Димитров, Донецкая область) 7 октября 1977 года, в результате которого погибли 17 горняков, в том числе 9 горноспасателей.

Шахта «Новатор» (она же «Родинская № 1») была открыта в 1953 году. На момент аварии здесь работала только одна лава, шестая северная «бис», восьмая северная к тому моменту была уже почти доработана. Крупных аварий здесь никогда не случалось.

Авария[править]

Авария на шахте Новатор.jpg

В 4 часа 20 минут на сбойке шестого южного конвейерного штрека, между уклоном 1 и северным ходком, произошел взрыв воздушного компрессора ЗИФ-ШВ-5. Компрессорная камера загорелась. Обесточив подстанцию и сообщив по телефону о случившемся ЧП, электрослесарь начал самостоятельно тушить пожар.

Через 25 минут на шахту прибыло три отделения оперативного взвода 10 ВГСО. К этому времени шахтёры уже самостоятельно тушили пожар и спасали оборудование. Когда горноспасатели добрались до очага возгорания, пожар был уже в основном потушен силами рабочих. Однако деревянные двери, ведущие в компрессорную камеру, полностью сгорели, а с внешней стороны камеры была установлена не железобетонная, как того требовали правила техники безопасности, а деревянная затяжка. Огонь съел и ее, а далее проник за перемычку и распространился на сопряжение сбойки с южным ходком. Там начал гореть лежавший на почве старый лес. Исходящей струей воздуха огонь потянуло дальше по ходку, затягивая за металлокрепь через неплотности между железобетонными затяжками. Тушить пожар стало невероятно сложно.
Кроме того, по этому ходку проходил дегазационный трубопровод, по которому откачивали метан из лавы. Чтобы избежать взрыва, дегазацию отключили, и в восьмой северной лаве стал скапливаться газ.

В 7.20 возле компрессорной выгорела крепь, и на ее сопряжении с южным ходком произошел обвал. Чтобы огонь не тянуло дальше струей воздуха, притормозили работу главного вентилятора. В результате к 9 часам концентрация метана в струе воздуха, исходящей из восьмой северной лавы к месту пожара, составляла уже 4-6 %.

Несмотря на угрожающее положение, люди из шахты выведены не были и продолжали тушить пожар. Мало того, сюда же, под землю, спустился директор объединения «Красноармейскуголь» Петренко, а с ним — заместитель по технике безопасности ( Вайрих Максим Львович) и чуть ли не вся шахтная служба вентиляции. Для снижения концентрации метана опять была повышена депрессия главного вентилятора. Но несмотря на все меры, пожар продолжал распространяться. Не падала и концентрация метана. Поэтому депрессию, то есть напор воздуха, повышали еще неоднократно, однако концентрация метана все равно росла. В 14 часов 05 минут в районе восьмого северного вентиляционного штрека его концентрация составила уже более 6 %. Людей из шахты выводить не спешили. На аварийном участке находились 48 горноспасателей, 31 горнорабочий и 14 ИТРовцев.

В 16 часов произошел взрыв метана, в результате которого погибли 17 человек: горноспасатели, шахтеры и работники объединения. Директор Петренко незадолго до взрыва поднялся на поверхность, а его заместитель остался под землей.

В книге Н.Е. Гончарова «Товарищ министр и господин директор» (М: «Воскресение», 2003) события описываются так:

« На шахту «Новатор» в Красноармейск Васильчук приехал вме­сте с заместителем председателя Совмина Украины Александром Алексеевичем Бурмистровым. Там загорелся компрессор, а от него пожар понесся по горным выработкам. Случилось это 7 ок­тября, в день принятия новой Конституции. В Москве, в Минуг­лепроме СССР, все стояли на ушах. Графов звонил каждые полчаса. Под землю гнали горноспасателей взвод за взводом. Им на помощь послали и горняков. Когда Васильчук и Бурмистров при­ехали на шахту, там, под землей, уже было сто пять человек. Под­соединяясь к противопожарному трубопроводу, толкая друг дру­га, они забирали воду и до очага пожара она уже не доходила. Созданный в спешке штаб по ликвидации аварии совершил еще одну грубейшую ошибку — по его приказу увеличили мощность воздушного потока и тем еще более привлекли метан на горев­шие участки.
При таком подземном пожаре этого делать нельзя было ни в коем случае. Но растерявшийся старший по должности зам. министра угольной промышленности УССР не отменил ги­бельного манипулирования вентиляционной воздушной струей. Один за другим раздались взрывы. Шахта превратилась в огне­ дышащий ад. На поверхности неразбериха, преступный бардак. Бурмистров выгнал из кабинета метавшихся в истерике «ликви­даторов», в том числе секретаря обкома партии и зам. министра. Оставшись вдвоем с Васильчуком, они тут же занялись спасени­ем людей. Две-три толковые команды, и суета уступила место спешным осмысленным действиям. Подняли на-гора восемьдесят двух уцелевших шахтеров и горноспасателей и двадцать трупов. Троих отыскать вообще не удалось. Над предполагаемым местом их гибели по согласию семей установили памятник. Командира от­ряда горноспасателей и главного инженера шахты отдали под суд…
»

Ликвидация аварии[править]

Несмотря на высокую концентрацию метана и продолжающийся пожар, горноспасатели смогли вывести на поверхность двух своих товарищей, еще шесть человек эвакуировали на северный ходок уже без признаков жизни. Спасательные работы прервала повторная вспышка метана, после которой было принято решение о выводе всех людей на поверхность. К 19 часам с аварийного участка вывели 76 человек, из них 26 имели травмы разной степени тяжести. 8 октября в три часа ночи шахту вновь потрясла серия взрывов. Ненайденными к тому моменту оставались три человека, но у них вряд ли были шансы на спасение, и поиски решили прекратить, шахту затопить и таким образом потушить пожар.

Последствия[править]

Памятник-Новатор-1.jpg

После аварии шахта была закрыта. Когда откачали воду, кровля начала садиться на почву. Чтобы добраться к телам погибших и к злополучному компрессору, потребовалось бы заново вести все проходческие работы, что посчитали нецелесообразным. Правительственная комиссия обсудила этот вопрос с родными погибших, и те согласились. Тела одного горноспасателя и двух шахтеров так и не нашли. Маркшейдеры «вывели» на поверхности то место, где они предположительно должны были находиться, и там, за поселком Новатор, им поставлен памятник.

После аварии целый год длилось следствие и потом еще месяц — суд. Судья спрашивал каждого родственника погибших, какой меры они хотят для подсудимых, которыми были главный инженер Александр Трубин и исполняющий обязанности командира 10 ВГСО Юрий Алексеев. Последнему дали пять лет условно.

Сейчас от АБК шахты «Новатор» остался один фундамент. Сохранились здания углесортировки, строившиеся из особо прочного бетона, и столовая, сложенная из камней.

Ссылки[править]