Взрыв на шахте «Итальянка» 1 марта 1912 года

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Русско-донецкое общество. Шахта Итальянка. Макеевка. Донецкий бассейн. Начало XX века

Взрыв на шахте «Итальянка» 1 марта 1912 года — взрыв газа и угольной пыли на шахте «Итальянка» (современный г. Макеевка, Донецкая область), унесший жизни 56 горняков.

Общие сведения о шахте[править]

Шахта «Итальянка» (впоследствии «Красный горняк», имени Л. М. Кагановича, «Октябрьская») принадлежала «Русско-Донецкому обществу каменноугольной и заводской промышленности» и находилась в поселке Макеевка (не путать с современным г. Макеевка). Свое название шахта получила, согласно версии И. В. Сергеева, из-за того, что с момента открытия там работали итальянцы. Иногда в документах фигурировала как «Италия». «Италией» ее называли в народе до конца 1970-х годов. Последняя крупная авария на этой шахте произошла в 1909 году, погибли 17 человек.

По состоянию на 1912 год в шахте разрабатывались 2 пласта: «Берестовский» и «Алмазный», залегающие под углом 15-25°. Ствол был почти квадратный со стороной около 2,5 м, закрепленный сплошной деревянной крепью. Находился в районе нынешнего предприятия «Гидрозащита» (ранее — ШСУ № 2). Он долго оставался вентстволом шахты «Октябрьской» (глубина 80-90 метров). Демонтирован примерно в 1992 году. Долго оставался ничем не огороженный шурф. Глубина шахты в 1912 году была чуть менее 100 м. Общее число рабочих — 450 чел. Годовая добыча угля составляла около 43000 тонн.

Шахта «Итальянка» была соединена выработками с шахтой «Берестовка», которая в этот период в документах упоминается как единое целое с «Итальянкой». Однако она имела свой наклонный ствол и террикон. 1 марта 1912 года рабочие Берестовского пласта оказали первую помощь и произвели эвакуацию нескольких раненых через его же наклонный ствол.

Взрыв и спасательная операция[править]

Взрыв на шахте произошел в 3:50 дня. Он обнаружился на поверхности у устья шахты выбросом пыли и огня, и гулом в надшахтном здании, при этом в окнах здания были выбиты стекла и часть деревянной обшивки.

Клеть, подымавшаяся вверх с 4-мя рабочими, была слегка подброшена кверху и застряла. В 4 часа дня Макеевская спасательная станция получила извещение о взрыве. К отправке на шахту были назначены 6 инструкторов и около 20 учеников школы горных десятников. В виду бездействия подъема вертикальной шахты решено было спускаться по наклонной шахте Берестовскаго пласта. Во время собирания аппаратов из наклонной шахты показались первые спасшиеся со следами ожогов.

Спасатели занимались восстановлением вентиляции шахты и выносом живых пострадавших. Обследуя выработки, инженер Перро без аппарата зашел в непроветриваемый ходок, потерял сознание и был вынесен спасателем. Аналогичный случай в том же ходке произошел с инженером Блохиным.

К 3 часам ночи все выработки шахты были обследованы, было выяснено, что живых людей из смены, захваченной взрывом, в шахте больше нет. Остаток ночи и следующий день выдавали трупы. К 11-00 2 марта 1912 года на поверхность были подняты 48 тел, в последующие дни под завалами нашли еще 4 тела (последний извлечен 8 марта). 10 рабочих сильно обожженных были доставлены в больницу, четверо из них скончались. На момент взрыва в шахте работал 81 человек. Многие погибшие были похоронены за счет средств общества «Унион» на приходском кладбище, которое располагалось на территории современного парка «Пионерский» (все следы захоронений, видимо, исчезли после Великой Отечественной войны).

В ликвидации последствий аварии участвовали горноспасатели Макеевской спасательной станции под руководством Д. Г. Левицкого и Н. Н. Черницына, отряд спасателей с Екатериновского рудника и инженеры, прибывшие с других рудников

Освещение в прессе[править]

Это страшное событие широко освещалось в печатных изданиях того времени. Еженедельный иллюстрированный художественно-литературный и юмористический журнал с карикатурами «Искры» (№ 12, Воскресенье, 18 марта 1912 г.)[1] отвел разворот под фотографии с места трагедии.

« 1-го марта в угольных копях русско-донецкого о-ва, близ станции Макеевка, в шахте «Итальянка» в момент, когда там находилось 170 углекопов, произошел взрыв газа. Результаты взрыва ужасны. Извлечено 50 трупов и 30 раненых. Остальные углекопы в момент взрыва находились, к счастью, на работе в другом отделении шахты и успели спастись, отделавшись незначительными ожогами. Подобная катастрофа произошла 18 июня 1908 г. в Юзовке, в Рыковском руднике, где погибло 270 углекопов. »

В первом выпуске газеты «Правда» (№ 1 от 22 апреля (5 мая) 1912 г.)[2] взрыву на шахте в Донецком бассейне была посвящена заметка "Къ взрыву въ шахтѣ «Итальянка»

« Министерствомъ Торговли и Промышленности изданъ отчетъ о результатахъ обслѣдованія взрыва гремучаго газа и каменноугольной пыли на шахтѣ «Итальянка», происшедшаго 1-го марта 1912 года и повлекшаго за собою гибель 56, а также ожоги в пораненія 14 рабочихъ.

Для выясненія причинъ катастрофы д.с.с. Хованскому, Члену Горнаго Совѣта, было поручено образовывать на мѣстѣ особыя совѣщанія. Въ то же время на командированныхъ лицъ было возложено обратить особое вниманіе на тѣ мѣры, которыя слѣдовало бы установить на будущее въ цѣлях большей безопасности, производства горныхъ работъ вообще и въ Донецкомъ бассейнѣ въ частности.

Взрывъ произошелъ на 7-й продольной выработкѣ, по близости глухой печи, въ которой, вслѣдствіе плохого провѣтриванія, образовалось скопленіе газа, вышедшаго на продольную и тамъ воспламененнаго папиросой, спичкой или лампой одного изъ трехъ бывшихъ здѣсь рабочихъ.

Согласно заключенію Комиссіи, производившей обслѣдованіе, устройство и дѣйствіе вентиляціи на рудникѣ, въ общемъ удовлетворяло требованиямъ закона. Но, въ частности, были допущены управленіем рудника нарушенія какъ требованій установленныхъ правилъ, такъ и необходимыхъ мер предосторожности въ отношеніи вентиляціи.

Что касается вопроса, - «были ли приняты всѣ предписываемыя закономъ мѣры предосторожности для предотвращенія взрыва» изъ ряда упущеній обслѣдованія отмѣчаетъ одно, имѣющее связь съ взрывомъ на рудникѣ, а именно, то, что при завинчиваніи предохранительныхъ лампъ при помощи крючка мялась сѣтка лампы, и такая лампа съ поврежденной сѣткой представляла явную опасность при работахъ въ средѣ газа. Однако, лампы съ такими сѣтками выдавались рабочимъ.

»

Причины и виновные[править]

Взрыв произошел на пласте «Алмазном» в печи, проводимой с основного штрека. Печь проводилась в нарушенной части пласта, вблизи флексуры, где наблюдалось сильное выделение газа. Недостаточное проветривание глухого забоя послужило причиной накопления газа, который воспламенился от папиросы, спички или лампы одного из рабочих, вследствие ее повреждения или неумелого обращения с ней. Локальный взрыв газа повлек за собой взрыв угольной пыли. Поскольку никаких мер по борьбе с пылью на шахте не предпринималось, он распространился по многим выработкам вплоть до ствола подъемной шахты.

В ходе расследования были обнаружены многочисленные нарушения Правил ведения горных работ в видах их безопасности по части вентиляции, обслуживании и учета ламп, выдачи взрывчатых материалов и ведения взрывных работ, из которых непосредственное отношение к взрыву имели два:
1. применение в продольной, в печи которой произошло скопление газа, полотняного паруса (одинарного, к тому же не доходящего до почвы) вместо деревянной двери, вследствие чего в печи была нарушена вентиляция.
2. рабочим выдавались лампы с помятой сеткой, что представляло опасность при работе в загазованной атмосфере.

Катастрофа имела большой резонанс в обществе и обсуждалась в Государственной Думе. 4 мая 1912 года инженеры Дитман и Блохин, штейгер Комаровский, вентиляционные десятники Шумилов и Таперкин предстали перед Таганрогским окружным судом. Суд приговорил Блохина к 3 месяцам, Комарского — к двум месяцам тюрьмы, Шумилова и Таперкина — на полтора месяца содержания под арестом при полиции, Дитмана — к месяцу заключения на военной гаупвахте. Все осужденные подали апелляционные отзывы. В итоге Новочеркасская судебная палата оправдала всех, кроме Блохина, заменив ему трехмесячное тюремное заключение полуторамесячным отбыванием на военной гаупвахте.[3]

Список погибших[править]

В метрической книге молитвенного дома всех святых п. Дмитриевск указаны имена 50 погибших в этой аварии. Отсутствуют имена двух итальянцев - отца и сына Фракони (в другом источнике - Трукано). Муж известной в Италии певицы Фракони состоял шахтенным подрядчиком, сын его работал в качестве помощника инженера. 1 марта отец Фракони написал письмо жене. Желая, чтобы в том же письме была сделана приписка его сыном, отец спустился в шахту незадолго до взрыва. Оба погибли. Два татарина из Симбирской губернии Салахетдинов Мухетдин, 28 лет, и Рахман Мустафин, 25 лет, были похоронены по мусульманскому обряду. Также в метрической книге нет имени монтера Бона.

Галерея[править]

 
Перед шахтой две группы углекопов, готовых к спуску для извлечения трупов погибших товарищей.

Перед шахтой две группы углекопов, готовых к спуску для извлечения трупов погибших товарищей.

Перевозка трупов с места катастрофы. Розыски погибших родственников

Перевозка трупов с места катастрофы. Розыски погибших родственников

Трупы погибших углекопов в бараке

Трупы погибших углекопов в бараке

Спасенные углекопы в больнице

Спасенные углекопы в больнице

Обмывание трупов

Обмывание трупов

Приготовление к общему отпеванию. Установка 50 гробов

Приготовление к общему отпеванию. Установка 50 гробов

Отпевание под открытым небом

Отпевание под открытым небом

Приготовление братской могилы

Приготовление братской могилы

К кладбищу. Длинная траурная процессия

К кладбищу. Длинная траурная процессия

Примечания[править]

Ссылки[править]