Авария на шахте «Ульяновская» 19 марта 2007 года

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Авария на Ульяновской.jpg
Авария на Ульяновской1.jpg
Авария на Ульяновской2.jpg
Авария на Ульяновской3.jpg
Авария на Ульяновской6.jpg
Авария на Ульяновской7.jpg

Авария на шахте «Ульяновская» (переименована ныне в «Усковскую»), расположенной в городе Новокузнецке Кемеровской области, произошла 19 марта 2007 года в 14:19 местного поясного времени (7:19 GMT).

Во время проведения работ была вскрыта зона тектонического нарушения. Тут же произошли обрушение кровли и мощный выброс метана, что бывает всегда в подобных случаях. Аппаратура уловила выброс метана, но шахта не была обесточена из-за блокировки газозащитного оборудования. Комиссия, расследовавшая обстоятельства аварии, пришла к выводу, что рабочие шахты намеренно испортили газозащитное оборудование, сделав это по указанию начальства.
Искра, от неисправного кабеля вызвала взрыв. В момент взрыва в шахте находились 203 горняка. Погибли 110 человек, 93 выведены на поверхность. По иронии судьбы под землёй, помимо самих горняков, находилось всё руководство шахты — 20 человек (кроме директора, который был в отпуске) и английский специалист, прилетевший проверять рациональность использования валютных кредитов.

Авария[править]

О ходе аварии см также: Автоматическая система взрывоподавления – локализации взрывов

Взрыв произошёл на путевом уклоне «Север» пласта 50 (участок 11-бис) на стыке ремонтной и добычной смены. Ударная волна от взрыва была настолько мощной, что угольную пыль буквально выбило из всех выходов шахты, причём над поверхностью она поднялась на несколько метров. Вслед за первым взрывом через 5-7 секунд последовало ещё четыре взрыва, что вызвало обширные обвалы в выработках сразу в нескольких местах.

Ликвидации аварии[править]

Уже в 15.28 к спасательным работам приступили 12 отделений Новокузнецкого горноспасательного отряда. К вечеру прибыли спасатели со всего Кузбасса и соседних регионов. По расчётам горноспасателей, эпицентр взрыва находился на глубине 250 м, в 1,5 км от ствола шахты.
К вечеру из-под завалов были извлечены и подняты на поверхность тела 74 погибших горняков, живыми на поверхность вначале удалось выбраться 83 шахтёрам, затем спасли ещё 10 человек. В забое, по словам спасшихся, стояла жара, духота, ни за что нельзя уцепиться, потому что все предметы были горячими. Надев самоспасатели и выйдя из лавы в основные штреки, уцелевшие после взрыва шахтёры вообще перестали что-либо видеть, так как свет отключился, в воздухе стояла угольная пыль такой плотной завесой, что даже фонари на шахтёрских касках её не просвечивали. Горняки выстроились гуськом и пошли друг за другом на ощупь. Кого-то несли на себе. При этом под завалами ещё оставались более 30 шахтёров. Их поиски затруднялись тем, что в шахте, помимо сильного обрушения, часть выработок была быстро заполнена водой, другая — загазована. Образовавшиеся завалы спасатели разгребали вручную, чтобы не вызвать новых взрывов: из-за сильной загазованности спасатели опасались использовать технику. Почти сразу же была налажена работа вентиляционных систем, что облегчило спасательные мероприятия. Но восстановить нарушенное при взрыве электроснабжение удалось лишь к вечеру. Работы по разбору завалов, поиску горняков и подъёму тел погибших продолжались ещё 21 марта 2007 г.
Согласно списку погибших, больше всего жертв произошло на участках 5 (41 человек) и 8 (25 человек). На участках 6 и 9 погибло 6 и 5 человек, соответственно; на шахтном водоотливе — 5 человек; на участке шахтного транспорта — 6 человек. В числе 110 погибших оказался и гражданин Великобритании, Иан Малькольм Робертсон, руководитель проекта британской аудиторской фирмы IMC.

Причины аварии[править]

Шахта «Ульяновская» считалась одной из самых современных только потому, что была оборудована новейшей английской системой газовой защиты Davis Derby (которая обошлась «Южкузбассуглю» в 100 млн. рублей — и это, пожалуй, единственное её отличие от отечественных аналогов). Вскоре после трагедии и глава Ростехнадзора Константин Пуликовский, и губернатор Кемеровской области Аман Тулеев заявляли, что английская система была шунтирована, то есть путём несанкционированного вмешательства показатели датчиков были занижены, и якобы все — от шахтёров до генерального директора ЮКУ — это знали.
Сам взрыв, как считает комиссия, произошёл из-за искры, возникшей при повреждении комбайнового кабеля. По словам Тулеева причиной взрыва могло стать курение в шахте.

Рабочие «Ульяновской» отвергают как первую версию (изоляция на куске кабеля, который демонстрировала комиссия, не была оплавлена), так и вторую (только полный идиот будет курить в лаве, когда там находится всё руководство шахты). По их собственной версии о возможности взрыва знала вся шахта.[1]
Из отработанного пространства несколько месяцев шёл газ CO (угарный газ). Каждую смену его замеряли, и информацию об этом обязательно передавали на самый верх. Об этом знали все, даже простые рабочие. Наличие газа свидетельствует о том, что в выработанном пространстве тлел уголь. Открытого огня не было из-за недостатка кислорода. Надо было срочно останавливать добычу угля, выводить людей из шахты и вызывать ВГСЧ, чтобы затопить место, откуда шёл газ. Это могло занять не один день, может, несколько недель. Убытки — многомиллионные.
Когда рухнула кровля и пошёл метан, разрушилась часть бетонной перемычки (ею отгорожена отработанная лава), и в пролом попала вентиляционная струя воздуха. Там полыхнуло и рвануло. Потом было ещё четыре взрыва по цепочке. Поэтому так много жертв и разрушений.

Причины аварии (официальная версия)[править]

Авария на Ульяновской-1.jpg
  • повышение интенсивности метановыделения обусловлено примыканием нижней части лавы к оси Усковской синклинали;
  • увеличение концентрации метана в нижней части лавы за счет изменения глубины проветривания выработанного пространства при включении шестого агрегата главной вентиляторной установки;
  • формирование взрывоопасной концентрации метановоздушной среды в нижней части лавы в месте нахождения комбайна;
  • отсутствие мер по отключению электроэнергии с забойного оборудования и механизмов при превышении концентрации метана;
  • возникновение источника воспламенения метана в результате повреждения комбайнового кабеля с образованием электрического дугового разряда.

Мнение Синюкова[править]

В двух очень длинных статьях[2][3] Б. П. Синюков, горный инженер с 43-х летним стажем, высказал свою версию случившегося. Кому интересно, смотрите ссылки, мы лишь кратко приводим некоторые его положения.

Об ультросовременности Ульяновской[править]

Эта так называемая «ультрасовременная» шахта не имеет даже административно-бытового комбината и пользуется как приживалка зданием АБК шахты «Юбилейная». То есть, шахтёры в обычной своей «чистой» одежде съезжаются электричками со всех концов Новокузнецка на «Юбилейную», переодеваются в «грязное» и их везут ещё километров за 70 в тайгу, где и выгружают на «ультрасовременной».
Шахтного водоотлива на «ультрасовременной» Ульяновской тоже нет. И быть его не может, так как шахта начала добывать уголь за несколько лет до окончания проходки стволов, значит, центрального водоотлива она не имеет и пользуется тем временным, что сделан на соплях, притом без какого бы-то ни было резерва.

О причинах взрыва[править]

Для меня нет сомнения в том, что несколько тысяч кубометров чистого метана скопилось в выработанном пространстве лавы. Весь скопившийся в завале метан был выброшен в рабочую зону в момент посадки основной кровли. Уже при обрушении основной кровли прямо в выработанном пространстве мог произойти взрыв метана, так как обрушающиеся плиты песчаника или включения колчедана высекают друг из друга искры во взрывоопасной среде. Если указанного взрыва не происходит, то само выдавливание метана обрушающимися породами из выработанного пространства практически мгновенно, типа ударной волны. Фронт этой волны крушит всё на своём пути, и продукты крушения тоже высекают искры. Так что в этих двух случаях вообще не надо никакого внешнего огня типа кабеля со следами вольтовой дуги.

О новейшей английской системой газовой защиты Davis Derby[править]

Аналогичное русское оборудование, стоящее раз в сто дешевле, по эффективности не уступает ни на грамм английскому, так как основная задача такого оборудования — отключить электроэнергию при заданном содержании метана в атмосфере шахты. Заказ «самого эффективного в мире оборудования автоматической газовой защиты» — это дань за кредит и не более того. Дорогая дань. И дороговизна его заключается в финтифлюшках, в разноцветных лампочках и экранах, в километрах никчемных проводов, программируемых ячейках памяти и прочие компьютерных штучках.
Думаю, система отключила электроэнергию, но это не имеет значения, когда тысячи кубометров чистого метана за секунды выброшены в рабочую зону, подняв при этом тучи угольной пыли. Достаточно одной искры — и всё взрывается разом, даже если «новейшая английская система» мгновенно отключила электроэнергию при возрастании концентрации метана до критической величины.

Реакция властей[править]

19 марта в Новокузнецк из соседних городов стягиваются дополнительные отряды милиции. В Осинниках (соседний с Новокузнецком город) до 1 мая объявлены дни памяти и скорби — всем рекомендовано воздержаться от публичных мероприятий (собраний, митингов и пикетов). В день похорон вокруг домов погибших шахтёров дежурили наряды милиции. Всё оцеплено. На улицах — изобилие милицейских патрулей. А на кладбище милиционеры просто на каждом шагу. Похоронные процессии специально разведены по времени, по разным кладбищам.

22 мая силовики отработали подавление несанкционированного митинга, после чего зам командующего войсками Сибирского округа внутренних войск МВД РФ генерал­-майор Сергей Гончар удовлетворенно заявил:
Новокузнечане могут спать спокойно: о них есть кому позаботиться. И если кто вдруг надумает организовать какой­-нибудь «марш несогласных», этим людям будет дан достойный отпор.

Список погибших[править]

Вдогонку[править]

Телеграмма с соболезнованиями президента

20 марта 2007 года после взрыва на шахте «Ульяновская», сотрудники администрации президента, составляя телеграмму сочувствия на имя губернатора Кузбасса Амана Тулеева, перепутали названия шахт. Сотрудники кемеровских средств массовой информации, получившие телеграмму для дальнейшего распространения, первое время пребывали в лёгком шоке, не решаясь внести правку в текст, подписанный президентом. Телеграмму Путина пришлось править руководителю пресс-службы администрации Кемеровской области, под личную ответственность. Тогда кремлёвские чиновники не смогли внятно объяснить причины произошедшего. А на местных сайтах появилась мрачная шутка «Раз Путин сказал, что взорвалась «Юбилейная», значит, скоро её действительно взорвут». Через два месяца, 24 мая 2007 года, на шахте «Юбилейная» произошёл взрыв метана. Погибли 39 человек.

Суд[править]

В мае 2010 года началось рассмотрение уголовного дела по факту аварии на шахте «Ульяновская». В оглашенном обвинительном заключение главными фигурантами значились инженер-оператор автоматической системы подземного контроля Нина Бычкова и горный диспетчер Владимир Полуянов. Они, как установил суд, знали, что в шахте превышена максимально допустимая концентрация метана, но предпочли это скрыть, специально нарушив работу автоматики, контролирующей содержание газа. Работы они не останавливали, а аварийную ситуацию не ликвидировали. Хотя сами подсудимые говорили, что пытались делать все возможное, чтобы спасти горняков, суд признал их виновными. 26 ноября 2010 года Полуянов отправился в колонию-поселение на 3,5 года, а Бычкова была осуждена на три года условно.

После аварии на шахте «Распадская» в мае 2010 года Владимир Путин заявил, что «сомневается в полноте и в объективности предыдущего расследования». Вскоре после выступления премьера дело по 216-й статье УК завели еще на несколько инженеров «Ульяновской».

В ходе дальнейшего расследования в следственном комитете пришли к выводу, что ими круг виновных не ограничивается. В октябре 2011 года обвинения были предъявлены директору шахты Андрею Функу, начальнику смены Юрию Пименову, механику участка вентиляции и техники безопасности Геннадию Краськову, бригадиру и электрослесарям этого участка Олегу Козявину, Денису Буту и Олегу Собакину. А также начальнику Куйбышевского горнотехнического отдела Сергею Слепцову и государственным инспекторам Игорю Дмитриеву и Александру Костромину. В отношении 19 ИТР шахты уголовное дело прекращено за истечением сроков давности уголовного преследования. Также вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении еще пяти погибших руководителей предприятия.[4]

18 февраля 2014 года Новокузнецкий районный суд прекратил уголовное дело в отношении шести подсудимых по уголовному делу о взрыве на шахте «Ульяновская» в связи с истечением сроков давности, поскольку деяние совершено по неосторожности и относится к категории преступлений небольшой тяжести.[5]

11 апреля 2015 года Новокузнецкий районный суд вынес приговор директору шахты «Ульяновская» и пяти его подчиненным. Андрей Функ, бывший директор шахты, приговорен к шести годам заключения, начальник смены Юрий Пименов — к четырем годам и девяти месяцем. Также приговоры вынесены механику участка ВТБ Геннадию Краськову – пять лет, бригадиру участка Олегу Козявину — четыре года. Электрослесари Денис Бут и Олег Собакин получили по три года заключения.[6]

Примечания[править]

Ссылки[править]