Взрыв на шахте Нельсон в Осеке

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к:навигация, поиск
Памятник погибшим в Осеке

Взрыв на шахте Нельсон в Осеке — взрыв угольной пыли на шахте Нельсон III в г. Осек (чеш. Osek, нем. Ossegg) в Северном Богемском угольном районе (современная Чехия) 3 января 1934 года, в результате которого погибло 144 шахтера.

Северный Богемский угольный район находится к югу Саксоно-Богемских рудоносных гор, где сосредоточена главная часть чехословацких угольных шахт. Пласт высшего качества бурого угля имеет мощность от 8—20 м и больше, и разработки его производятся большей частью глубокими шахтами и лишь местами карьерами. Система разработок — камерно-столбовая с обрушением кровли. По газу метану опасны только единичные шахты района, в то же время многие шахты опасны по пыли.

Рудник Нельсон был открыта в 1876 году. Первоначальная шахта была уничтожена пожаром в 1897 году и не была восстановлена. Шахта Нельсон III открыта в 1883 году. После пожара 1931 года правила безопасности на шахте были ужесточены. Помимо прочего, предписывалась регулярная смывка угольной пыли. В то же время, в шахте были введены меры жесткой экономии, что плохо сказывалось на безопасности.

Ко времени катастрофы к 17:00 3 января в шахте находилось 140 человек. Взрыв был такой силы, что копер и прилегающие здания были разрушены или сильно повреждены. Взрыв был слышен на поверхности на большое расстояние. Из шахты и из вентиляционных шурфов выступали газовые облака.

Прибывшая на место катастрофы спасательная команда оказалась в большом затруднении, так как подъемные устройства на обеих шахтах были разрушены. Лишь после больших усилий стало возможным использовать подъем для спуска спасательной команды. Спустившись в шахту, спасатели собрали трупы, лежащие в рудничном дворе и вблизи его.

Дальнейшее продвижение по основному штреку было невозможно из-за густого удушливого и ядовитого газа, а также из-за пожара в разных местах шахты и обвалов в штреке. В общем было найдено 13 трупов, из них 2 в сортировке на поверхности. 4 января прибыли на место катастрофы представители правительства и высшие чины горной полиции. Вместе с руководителями спасательной команды они пришли к заключению, что дальнейшие поиски трупов бесполезны. У устья основных штреков были сооружены перемычки, вследствие чего вся шахта 5 января была отрезана от обоих стволов.

5 января в 5 утра последовал новый взрыв, сопровождавшийся сотрясением горных пород, из ствола выступали газы. В целях безопасности решили всякую работу в шахте приостановить и замуровать ствол с поверхности. Сначала была сделана деревянная обшивка, которая постепенно заменялась кирпичной. Во время этой работы происходили еще взрывы. Силой одного такого взрыва в начале работы возле ствола часть временной деревянной площадки, сделанной из крепкого дерева и песка, была отброшена в воздух. Шурфы шахты были также замурованы, так что вся шахта Нельсон III была изолирована от поверхности. Таким образом оказались замурованными 129 горняков, из которых, по всей вероятности, никого уже не было в живых.

Наличие метана в опасных концентрациях в этой шахте ранее не наблюдалось, скорее всего, произошел взрыв угольной пыли, о чем свидетельствовали большие разрушения от взрыва, коксовые корки в угле основного штрека и проч.

Последствия этой катастрофы были устранены только 1938 году, тогда же и были подняты все тела погибших. Добыча угля была восстановлена ​​только в 1941 году. В общей сложности 144 человека погибли в этой катастрофе — 140 в шахте, двое на поверхности и двое во время спасательной операции.

С самого начала было ясно, что причиной катастрофы стало несоблюдение правил безопасности, которое, в свою очередь, явилось результатом мер жесткой экономии, введенных на шахте. Однако, следствие пришло к выводу, что взрыв был вызван «форс-мажорными обстоятельствами» и не мог быть предотвращен. В связи с катастрофой горный надзор г. Брюгса издал постановление, которое предусматривало более строгие мероприятия в отношении борьбы со взрывами угольной пыли. Все подземные шахты района были объявлены опасными по угольной пыли, также были ужесточены правила взрывных работ.

Трагедия в Осеке нашла отражение в литературе. Бертольт Брехт написал стихотворение «Баллада об осекских вдовах» (нем Ballade von den Ossegger Wittwen).