Авария на Корсуньской копи № 1

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Памятник первым горноспасателям Донбасса

Авария на Корсуньской копи № 1 — серия взрывов метана и угольной пыли на Корсунской копи № 1 (в дальнейшем — шахта «Кочегарка») в Горловке 27 февраля (12 марта) 1917 года, в результате которой погибли 28 горняков. В ходе спасательной операции также погибли 5 горноспасателей, включая заведующего Макеевской спасательной станцией Н. Н. Черницына

27 февраля всю смену не работал большой электрический вентилятор, шахта проветривалась запасным паровым вентилятором, который не мог обеспечить ее воздухом.
В 14:15 в молотковой лаве пл. Толстый гор. 270 саженей (533м) произошел взрыв. Источником взрыва, предположительно, стало пламя шахтерской лампы с разбитым стеклом. После первого взрыва взрывная волна шла по выработкам, оставляя после себя разрежение, что вызвало обратную волну. Слоевые скопления метана и угольная пыль устремились к очагу пожара, произошел новый взрыв. Таким образом за 4 часа произошло 8 взрывов.

После первого выстрела погибли все забойщики в уступах. В шахту опустились заведующий, его помощник и старший десятник и попали под второй выстрел. Им на помощь поспешили главный инженер, старший штейгер и несколько десятников, они попали под 3 и 4 выстрелы. Всего от 8 взрывов погибли 24 человека, 4 умерли в больнице, 9 были травмированы. После чего были вызваны спасательные команды с окружающих рудников и Макеевской спасательной станции.

Содержание окиси углерода в шахте говорило о том, что выживших не могло остаться, следовало изолировать аварийную зону перемычками. Но заведующий Макеевской станцией Черницын предположил, что несколько человек могли укрыться в тупиковой выработке. Были сформированы команды из спасателей Макеевской станции, Нелеповского, Прохоровского и Софиевского рудников. 1 (14) марта они спустились в шахту. Спасателям не удалось осуществить план Черницына и предварительно проветрить выработки. При движении в загазированной атмосфере заведующий спасательной командой Прохоровского рудника К. Е. Левкоев почувствовал себя плохо, повернул назад, оступился, выронил изо рта мундштук респиратора, вдохнул ядовитые газы и погиб. Его смерть деморализовала прохоровских и нелеповских спасателей, они почти не принимали участия в дальнейших действиях. Во время обследования выработок примерно таким же образом погибли инструктор И. Д. Петренко и помощник Черницына Л. А. Холостов. Обессилевшая и отравленная команда Макеевской станции снова отправилась в загазированные выработки, чтобы вытащить их тела. Во время этой операции отравились и погибли Н. Н. Черницын и рабочий шахты И. М. Прудников.

Через несколько дней макеевские спасатели вынесли тело Черницына. Тела Петренко, Холостова и 18 шахтеров остались в шахте. Маркшейдеры вывели на поверхности точку того места, где погиб Черницын и со временем там построили горноспасательную станцию его имени. Сейчас это канатоиспытательная станция.

В Макеевке установлен памятник первым горноспасателям Донбасса, погибшим при ликвидации аварий. Последние 10 фамилий — администрация шахты, штейгеры, десятники и горноспасатели, погибшие в аварии на Корсунськой копи № 1.

Ссылки[править]