Авария на шахте № 23 (Караганда)

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к:навигация, поиск

Авария на шахте № 23 (будущая имени Кузембаева) — взрыв метана в забое восточной печи пласта К12 шахты № 23 (г. Сарань Карагандинской области Казахской ССР), в результате которого погибло 16 шахтеров.

Шахта № 23 имеет проектную мощность 1.5 млн г угля в год, сдана в эксплуатацию в 1959 г., сверхкатегорийная по метану и опасная по пыли. Пласт К12 мощностью 7,3 м вынимается в два слоя, угол падения от 7 до 29°. Шахтное поле вскрыто тремя вертикальными стволами, из которых один вентиляционный. Схема вентиляции шахты центрально-отнесенная.

В июле 1968 года начата проходка комбайном ПК-ЗМ разрезной печи вниз по падению пласта. К моменту аварии эта выработка была пройдена на 55 м. Проветривание комбайнового забоя разрезной печи осуществлялось двумя спаренными вентиляторами СВМ-6, а забой просека ниж¬него слоя — вентилятором «Проходка-500». Все вентиляторы были установлены на вентиляционном штреке в 60 м от гезенка. Свежая струя воздуха к вентиляторам поступала по вентиляционному штреку и через гезенк — на транспортерный просек, по которому вместе с исходящей струей из забоев направлялась по выработкам в общую исходящую струю шахты — в вентиляционный ствол № 3.

Для доставки угля из забоев использовались скребковые конвейеры СКР-20 и КСА-6. Питание комбайна, конвейеров и вентиляторов осуществлялось от сухой передвижной электроподстанции типа ТСШВП-180, установленной в восточном вентиляционном штреке. Для контроля за поступлением воздуха по вентиляционным трубам в забой разрезной печи была установлена автоматическая аппаратура АКВ-2П. На исходящей струе воздуха из забоя просека установлен автоматический газоанализатор метана АМТ-2, из которого для ремонта был извлечен индикатор содержания метана, но датчик и остальная аппаратура этого прибора находились в рабочем состоянии. Кроме того, в забоях находились переносные автоматические сигнализаторы метана СМП-1.

В предыдущую смену появились неисправности в цепи дистанционного управления проходческого комбайна ПК-ЗМ и в групповом пускателе ПМВ-1365 на распределительном пункте участка. Горный мастер этой смены при передаче по телефону положения на участке сообщил о неисправности дистанционного управления комбайна, но ничего не сказал о групповом пускателе. 2 августа 1968 года и. о. начальника участка ОКР был дан наряд проходчикам на ведение работ по проходке забоя восточной разрезной печи и просека пласта К12 и перекреплению вентиляционного квершлага.

На участок были посланы два электрослесаря для проведения ревизии магнитной станции комбайна. Машинист комбайна предыдущей смены, встретив идущих на участок проходчиков и электрослесаря, сказал им о неисправности группового пускателя. Электрослесарь А. А. Гринвальд, убедившись в неисправности пускателя, сообщил по телефону диспетчеру о своем намерении в присутствии помощника начальника участка ОКР вскрыть и отремонтировать этот пускатель. Приступая к ремонту пускателя, электрослесари обесточили его, выключив фидерный автомат АФВ-1323-2М, от которого подавалось напряжение на вентиляторы, проветривавшие забои просека и разрезной печи. Присутствовавшие при этом помощник начальника ОКР и помощник начальника ПВС ограничились выводом людей из забоев на свежую струю, не сообщив руководителям шахты и начальнику ПВС об остановке вентиляторов, ожидаемом загазировании забоев и последующей необходимости их разгазирования. Электрослесари, вскрыв пусковую аппаратуру, изменили электрическую схему управления комбайном так, что появилась возможность с распределительного пункта подать напряжение на комбайн, минуя защитную аппаратуру.

Вследствие длительного ремонта группового пускателя вентиляторы местного проветривания не работали более 1,5 часа, и за это время выработки загазировались. Одновременно с включением в работу вентиляторов местного проветривания было подано напряжение и на проходческий комбайн. Искрение из-за неисправности электрического оборудования комбайна, находившегося в загазированной выработке, явилось источником воспламенения и взрыва метана.

Из воспоминаний Юлдаша Маматова, горного мастера, ветерана труда шахты имени Т. Кузембаева:

«Взрыв метана произошел в комбайновом забое разрезной печи верхнего слоя по пласту К 12 „Верхняя Марианна“. Проходку двух разрезных печей по слоям вели проходчики бригады А. А. Санкевича с подготовительного участка шахты. Разрезную часть нижнего слоя вели с помощью отбойных молотков и энергией сжатого воздуха. Как же произошел взрыв метана? При проходческих операциях выбивало неоднократно электроэнергию, что приводило к простоям обоих проходческих забоев разрезных печей. Причину ее выбивания нашел один из опытных электрослесарей А. А. Гринвальд. Причина выбивания электроэнергии была найдена им в одном из пускателей в распредпункте рядом с вентиляторами подготовительных забоев. После налаживания этого пускателя А. А. Гринвальд должен был включать рывками вентиляторы и постепенно их разгазировать. Но электрослесарь нарушил правила безопасности и подал электроэнергию в забой разрезной печи верхнего слоя. Проходчики пошли в забои обеих слоев, не включив вентиляторы. В забое верхнего слоя один из самых опытных проходчиков Г. Н. Кузнецов включил в загазированном забое комбайн, на главном двигателе которого вентилятор задевал кожух, от чего образовывались искры огня. Это и привело к взрыву метана, в результате которого погибли 16 горняков, из них 8 проходчиков.
Горный мастер Виктор Казаков, будучи в другом забое участка подготовительных работ, через подземного диспетчера (в то время они были, а горных диспетчеров, находящихся на поверхности шахты тогда еще не было) узнал, что энергию в забоях А. А. Санкевича выбивают и забои простаивают. И вот В. С. Казаков направился туда, в забои, но не дошел. Взрывной волной его подбросило к подстанции на колесах, которая снабжала забои электроэнергией. А затем он ударился о металлическое арочное крепление вентиляционного штрека. И сразу, очевидно, наступила его смерть. Да и к тому же не только Казакова Виктора, но и всех 16 горняков задушил угарный газ. А высокая температура после взрыва метана всех мертвецов еще поджарила. Их тела и лица родственники, жены, отцы и матеря, а также дети не могли сразу узнавать у клетевого ствола, когда они выносились бойцами ВГСЧ на гора[1]

Список погибших
Фото ФИО Профессия Год рождения
Афонин Владимир Ефимович
Горбатенко Виктор Герасимович проходчик
Гринвальд Александр Александрович электрослесарь
Досаев Юнус Алимжанович
Зайцев Степан Алексеевич
Зинатуллин Минетулла Зинетуллович
Казаков Виктор Сергеевич горный мастер
Кисельков Григорий Никитович
Коньков Николай Архипович 1949
Кузнецов Григорий Николаевич проходчик
Леонович Алексей Михайлович
Немков Аркадий Васильевич
Потапов Федор Петрович
Тюшкевич Алексей Семенович 1937
Хисамутдинов Риф Хисамутдинович
Шопик Степан Алексеевич проходчик
Юмангулов Хамза Абдилович

Источники[править]

Семин А.П Об аварии на шахте № 23.//Безопасность труда в промышленности. — 1969. — № 1. — С. 15-16