Авария на шахте имени И. В. Сталина (Половинка)

Материал из MiningWiki — свободной шахтёрской энциклопедии
Перейти к:навигация, поиск
Шахта им. Сталина братская могила.jpg

Авария на шахте имени И. В. Сталина — пожар на шахте имени Сталина треста «Кизелуголь» (п. Половинка, в настоящее время — п. Углеуральский, г. Губаха, Пермский край) 28 февраля 1936 года, в результате которого погибло 23 горняка.

Из воспоминаний ветерана шахтерского труда Якова Лукича Кетова, горноспасателя Константина Андреевича Вялых, заведующего библиотекой п. Углеуральский Александра Матвеевича Васильева складывается следующая картина аварии и спасательной операции.

В 1936 году на шахте было всего три горизонта, только началась разработка четвертого. Почти все делалось вручную. Только начали внедряться электровозы, и на южном крыле третьего горизонта строилось электровозное депо. Очаг вспыхнувшего пожара был примерно между вторым и третьим горизонтом в трубокабельном ходке. Очевидно, произошло возгорание от высоковольтного кабеля. Это подтвердила впоследствии и государственная комиссия, выяснявшая причины пожара.

По южному запасному выходу вышли 78 рабочих. Двадцать три человека, среди которых было 6 женщин, погибли в шахте. Даже потом, в сентябре 1938 года, у комиссии, расследовавшей причины катастрофы, не было чёткого ответа, почему горняки не смогли спастись. Было две версии. Вот как писал об этом Вячеслав Зуев, корреспондент «Уральского шахтёра», в декабре 1988 года. «Первая — люди пытались выйти через ходовое отделение с третьего горизонта, но обнаружили завал из крепёжного леса. Стали искать другие запасные выходы, но безрезультатно, очевидно, плохо ориентировались в южном направлении. Когда поднялась температура воздуха, ощутимо стало не хватать кислорода, были вынуждены спуститься на четвёртый горизонт и там впоследствии погибли от ядовитых продуктов горения. Вторая. Обнаружив завал, люди подверглись панике. Долгое время не двигались с места, а когда надумали направиться в южном направлении, были настигнуты среверсированной воздушной струёй, которая погнала им в спину ядовитые газы. Им подвернулась выработка, пройденная на строящийся четвёртый горизонт, где впоследствии и погибли»

Командный пункт, руководивший непосредственно мероприятиями по спасению находившихся в шахте людей и ликвидации аварии, расположился в кабинете начальника шахты Насибулина. На какое-то время в шахте было отключено электричество, но затем включено вновь. Необходимо было в клети опустить средства пожаротушения и горноспасателей.

Горноспасатели, спустившиеся в шахту сразу по получении сигнала, вначале попытались разобрать завал из крепёжного леса, преграждающего путь с третьего горизонта, на котором работали шахтёры, на второй, но вскоре поняли, что это им не под силу. Завал был очень большой, а работать пришлось в респираторах, запас воздуха в которых рассчитан на час. Позвонили наверх, им было приказано покинуть шахту. Было принято решение подниматься с третьего горизонта на первый. Запаса воздуха в респираторах оставалось на двадцать минут, кроме того из-за дыма видимость была минимальной. Из-за дыма долго не могли найти ходок, ведущий к скипу. Несколько раз проходили мимо, но не замечали. Один из бойцов, не выдержав психологической нагрузки, упал, потеряв сознание. Наконец командир отделения Виктор Новиков обнаружил ходовое отделение, и они, подхватив потерявшего сознание товарища, выбрались на первый горизонт.

Дело осложнялось тем, что на первом горизонте находился динамитный склад, где температура достигла уже 60 градусов. Нельзя было допустить взрыва. Благодаря возведению ледяной перемычки удалось снизить температуру около склада до 20 градусов. Люди, став цепочкой, передавали ящики с динамитом и капсюлями. Взрыв удалось предотвратить.

На следующий день после спасения динамитного склада отделение горноспасателей спустилось в клети на третий горизонт с целью продолжить тушение пожара. Руддвор был весь в огне, пожар подступал к посадочной площадке, температура поднялась. Горноспасатели не стали ждать клети, которая должна прибыть со средствами пожаротушения и стали подниматься по стволу. В этот момент опускающейся клетью был сбит горноспасатель из Копейска Константин Севостьянов. Спуститься за ним уже не было никакой возможности.

Это был последний спуск. Пожар пытались тушить около десяти дней, затем приняли решение шахту затопить. Спустя тридцать один месяц после случившейся трагедии, в сентябре 1938 года, тела всех двадцати трех погибших шахтеров (нашли их на четвертом горизонте) были подняты на поверхность. Одна из женщин Анна Стрельникова была беременна, в день пожара у нее была последняя смена перед декретным отпуском, на поверхность подняли и ребеночка, запеленатого в тряпицу, которого она преждевременно родила в шахте.

Поднятые из шахты горняки были захоронены в братской могиле прямо на шахтном дворе. Впоследствии останки погибших были перезахоронены в парке у Дворца культуры имени Некрасова. Памятник установлен в 1940 году. На памятной табличке была когда-то высечена надпись: «Вечная память горнякам, трагически погибшим в шахте 28 февраля 1936 года. ш. Центральная».

В связи с пожаром в 1937 году был арестован главный механик Кизеловского шахтстроя Кривонос Сергей Лукич. Вместе с ним судили группу инженерно-технических работников шахты им. Сталина: главного механика Барковского Павла Васильевича, механика Скрипова Алексея Александровича, главного инженера Бабенко Сергея Александровича, а также горных специалистов «Кизелугля» Винтера Ф. П. и Балтеса Ф.Ф

Как следует из протокола закрытого судебного заседания от 21 марта 1937 года, Кривонос «в 1935 году по заданию троцкистко-зиновьевской террористической организации с целью вывода из строя шахты им. Сталина установил заведомо опасные в пожарном отношении катушки, посредством которых было организовано загорание и вызван пожар в шахте. Он же проводил вредительскую работу по дезорганизации водоотлива при строительстве шахт…» Приговор — расстрел с конфискацией личного имущества.

Германским подданым Балтесу и Винтеру каким-то образом удалось передать из пересыльного лагеря города Котласа Архангельской области письмо в посольство США. Они были высланы из страны и остались живы.

В 1957 году все осужденные были реабилитированы.

Источник[править]

Владимир Имайкин. О мгновениях жизни. - Уральский шахтер, 1 февраля 2020 года